Шведская академия детской книги создала мобильную выставку «17 причин читать детские книги». На ней представлены краткие убедительные тезисы, основанные на научных данных из разных сфер – от педагогики до нейропсихологии.

Премьера этой выставки состоялась в Минске в рамках ежегодного фестиваля «Город и книги», который проходил 18-19 мая. 17 аргументов в пользу чтения от Шведской академии детской книги в сопровождении знаменитых иллюстраций были показаны за пределами Швеции впервые.

MyFamily полностью разделяет любовь шведских академиков к чтению и детской книге. Поэтому мы с радостью делимся моментами выставки с нашими читателями.

Зорница Христова – писатель, журналист, переводчик с английского языка и директор болгарского издательства «Точица». Ее книга «Когда мне хочется молчать», переведенная и изданная на русском языке издательством «Попурри», поражает своей красотой и философским смыслом.

Она о силе и красоте несказанного. О внутреннем мире, который всегда больше, чем слова. Книга особенная. Она и детская, и взрослая одновременно. Если вы еще не видели эту книгу, очень рекомендуем обратить на нее внимание.

Всегда хочется узнать как можно больше об авторе книги, которая тебя впечатлила. И к счастью, Зорница согласилась ответить на вопросы MyFamily. Интервью получилось искренним и душевным.

cover— Расскажите о книге «Когда мне хочется молчать». Как появилась идея ее создания?

— Эта книга началась не с текста, а с рисунков Кирилла Златкова. Когда я увидела их, они заговорили не со мной, а с ребенком, которым я была. С ребенком, который иногда просто хватал губами воздух, пытаясь подобрать правильные слова.

Эти рисунки заговорили с матерью во мне, которая не находит слов от нежности, наблюдая за своим спящим малышом. Или когда видит, как ее ребенок взволнован, его губы дрожат, но слова не появляются…

Иногда бывает, пытаясь выразить свои чувства словами, я наблюдаю за тем, как они стремительно меняются, как если бы они были веществом, которое вступило в химическую реакцию с воздухом.

Поэтому рисунки Кирилла попали мне прямо в сердце.

Я попыталась упорядочить их и «перевести» в слова, честно говоря, не думая о том, что кто-то будет это читать. Я просто хотела быть верной этим рисункам. Я намеренно выбрала всего несколько предложений, чтобы не идти против самой идеи.

Я спросила у Кирилла, правильно ли поняла его. И, поскольку он сказал «да», мы решили издать книгу. Иллюстрации в ней, очевидно, намного важнее слов.