С головой ушла в изучение детской книги. Интервью с Натальей Медведь

Наташа Медведь

Наталья Медведь — эксперт по вопросам детского чтения, автор блога «Маленький читатель». Она проводит литературные встречи, на которых читает детские книги так, что их хочется слушать не только детям. Пишет очень вдумчивые и грамотные обзоры на детские и подростковые книги. Знакомит нас с новыми авторами и иллюстраторами. MyFamily доверяет экспертному мнению Натальи Медведь, поэтому в душевной беседе расспросил ее о работе и семье, идеях и профессиональных мечтах, о сложных книгах и неоднозначных темах в детской литературе.

— Наташа, кто ты по образованию?

— По образованию я философ. Я заканчивала факультет философии Европейского гуманитарного университета в тот период, когда его закрыли в Минске и только-только открыли в Вильнюсе. Четыре года я училась в Беларуси, последний курс – в Германии, а диплом получала уже от ЕГУ в Вильнюсе.

— …в принципе, от философии до литературы шаг не большой…

— В моем случае это был шаг длиною во много лет. Я работала переводчиком c нескольких европейских языков, а к детской литературе пришла с рождением детей.

— Как это произошло?

— Моя старшая дочь была очень беспокойным младенцем, но где-то в десять месяцев у нее вдруг проявился талант сидеть тихо, пока я читаю ей вслух. Она готова была слушать что угодно, хоть словарь Даля. И это было, пожалуй, единственное спокойное время за весь день. Конечно, этим надо было воспользоваться, и я начала ей читать. Читала по два часа кряду. По несколько заходов в день.

На тот момент в нашей домашней библиотеке был довольно стандартный набор детских книг Барто, Маршака, Чуковского, народных сказок, и этого было вполне достаточно. Но однажды я купила сборник стихов Даниила Хармса «Все бегут, летят и скачут» с иллюстрациями Игоря Олейникова, и именно эта книга стала для меня дверью в огромный мир детской литературы. Ее мы с дочкой быстро зачитали до дыр, а я начала искать дополнительную информацию о детской литературе. Случайно нашла в интернете оцифрованную подшивку журнала «Трамвай» — культовый журнал, который был, наверное, у многих в детстве. В ностальгических порывах стала ее просматривать и в некоторых иллюстрациях узнала руку того же Игоря Олейникова. У меня в голове словно что-то перещелкнуло – наладилась связь между современными книгами и тем, что я читала в детстве. Я стала узнавать про книги моего детства, искать информацию об известных иллюстраторах, читать современные тексты для детей. И так потихонечку я с головой ушла в изучение детской книги.

Громкие чтения
Все фото из личного архива героини интервью

— Тогда и возникла идея завести блог?

— Да. Я была переполнена сведениями, а слушателей не было, кроме узкого круга близких друзей, но они долго терпеть мои рассказы про книги уже не могли. Мне надо было высказаться, и я начала писать. Потом заметила, что меня читают. Я, конечно, изначально на это подсознательно и рассчитывала, раз решила публиковать обзоры в Интернете, но все-таки до сих пор не перестаю удивляться, что какой-то толк из всей этой затеи вышел.

— Но блогом ты не ограничилась?

— Я стала узнавать про людей, которые занимаются книжными мероприятиями для детей, изучать зарубежный опыт. Мне это показалось очень интересным и перспективным направлением. Потом мне посчастливилось познакомиться с людьми, тоже увлеченными детским чтением. Первым человеком, который в меня поверил, стала хозяйка магазина «Сундучок детских книг» Татьяна Славинская-Пузыревич, за что я ей очень благодарна. В ее детском литературном клубе «Сундучок» я провела свои первые книжные встречи с детьми и убедилась, что это не только интересное, но и важное дело.

Позже я познакомилась с проектом «ЗаЧтение» и почти сразу к ним присоединилась. Самая большая часть работы ложится на Ольгу Вовк и Викторию Хомич, они уже второй десяток лет занимаются библиотечным продвижением и могут служить примером профессионализма. Я рада, что мне есть чем им помочь: консультирую, подбираю книги, провожу вместе с ними громкие чтения, экспертные встречи.

Последние полгода я пишу для российского критического портала «Rara Avis. Открытая критика». Руководитель этого проекта Алена Бондарева, опытный редактор и увлеченный человек, вдохновляет меня заняться литературной критикой. Но я пока не чувствую себя готовой. Чтобы быть компетентным критиком, необходим определенный багаж знаний или даже определенный склад ума, а я пока только делаю первые шаги в этом направлении.

Мне порой кажется, что работа моей мечты находится в отделе рекомендательной библиографии детской библиотеки. Я была бы, наверное, самым счастливым библиотекарем-критиком. Например, в Российской государственной детской библиотеке есть отдел рекомендательной библиографии. Их работа меня восхищает, но в Беларуси, к сожалению, ничего подобного нет.

— Расскажи про громкие чтения. Кто приходит на такие мероприятия?

— Приходят и «читающие» дети, и те, кто дома книги вообще не открывает. Мы, что называется, «расчитываем» участников наших проектов. Нечитающий ребенок приходит в группу и думает: «Все сидят, ну и я посижу. Все слушают, ну и я послушаю». Потом дома ему покажут такую же книгу, и он ее узнает. И быть может, согласится снова послушать. Придет на громкие чтения в следующий раз и познакомится с еще одной книгой. И так постепенно происходит погружение.

Начитанные дети тоже приходят, приходят слушать в том числе книги, которые у них уже есть. Бывает, поделятся: «У нас дома тоже есть такая книга!» Радуются тому, что для них встреча превращается во встречу с другом.

Помимо чтения детям мы работает и с родителями в рамках экспертных встреч и консультаций. Сейчас много разговоров о том, что ребенка нужно растить в книжном окружении. Наши встречи – элемент такого окружения.

— Наташа, у тебя на фейсбуке была информация, что проект ЗаЧтение проводил семинар на тему «Как перестать бояться сложных книг». Интересная формулировка. Это какие? Какие детские книги можно назвать сложными?

— Это скорее книги сложные для восприятия родителями. Далеко не все готовы к тому, что с ребенком можно разговаривать о сексуальном развитии, смерти, предательстве со стороны взрослых. Такие книги сегодня с большим трудом приходят к детям. Родители, готовые поддержать такой разговор, пока в меньшинстве. Возможно, взрослые не хотят смотреть на свое отражение в зеркале детской книги.

Кто-то думает: «Зачем моему ребенку читать о детях из неполных семей? У нас все благополучно. А прочтет такую книгу и будет волноваться, что его родители тоже могут развестись». Да, но он приходит в школу к одноклассникам с разными жизненными ситуациями: кто-то живет с одним родителем, а кого-то вообще воспитывает бабушка. На примерах книжных героев можно войти в мир другого человека, и, может быть, немного лучше понять его.

Или, допустим, зачем знать о смерти и читать книги, в которых кто-то умирает? Родители думают: «У моего ребенка никто не умер, и ему еще рано об этом знать». Но, к сожалению, горе порой приходит внезапно, или может случиться несчастье в семье друга. Как поддержать его? Как не сказать бестактность? Вот в такие моменты знания о чужом опыте очень важны.

Я считаю, не стоит бояться таких тем. Если это написано с искрой и талантом, то в детской книге можно поднимать совершенно любую тему. Вплоть до геноцида, апартеида, да чего угодно. В детских книгах не существует запретных тем. Есть только такие общеэтические границы в подаче материала.

— Например?

— В Америке был недавно скандал вокруг книги «A Birthday Cake For George Washington» (Именинный торт для Джорджа Вашингтона). Она о том, как президенту США на день рождения слуги с большой радостью и ответственностью пекут торт. Когда уже книжка была издана, критики возмутились: постойте, а кто же эти слуги? А слуги – рабы, и вся история не очень хорошо пахнет. И книжку очень быстро изъяли из продажи. Потому что нельзя делать героем современной детской книжки якобы счастливого раба. Современное общество принципиально осуждает рабство. Равенство – это общечеловеческая ценность.

— Книгам на сложные темы сложно попасть в руки читателей только из-за их непопулярности среди родителей?

— Не совсем. Есть и другие факторы, иногда даже внутрицеховые. Например, в Великобритании трансгендерные авторы выступают за то, чтобы среди книг о проблемах детей и подростков с нарушением гендерной идентичности в приоритете были книги, написанные именно авторами-трансгендерами. Предполагается, что они лучше понимают, о чем пишут. Однако здравый смысл подсказывает, что не личность и опыт автора должны становиться ядром литературного события, а, в первую очередь, книга должна быть талантливо написана. Понятно, что такие проблемы очень далеки от наших читателей. Не знаю, когда слово «трансгендер» появится в детской книге на русском языке.

Наталья Медведь

— Наташа, недавно на фейсбуке у тебя в посте промелькнула такая мысль: «Ну как же глубоко коренится представление, что можно ребенка взять и запрограммировать текстом — что такое хорошо, что такое плохо»… Но если нельзя запрограммировать, то зачем мы вообще читаем детям книги?

— Да, на эту фразу многие обратили внимание. Я действительно считаю, что книга не может стать быстрым решением этических проблем. И рассчитывать на скорый эффект тоже не приходится. Я считаю неправильным, когда родители дают ребенку книгу, заранее предполагая, что чтение включает в себя автоматическую загрузку в сознание читателя положительных моральных установок – ребенок читает правильную книжку, и все — проблема решена. И расхожая фраза «чему учит эта книжка?» чаще всего отражает обывательский стереотип о том, что детская книга фактически заменяет собой учебник этики, морали и всего остального.

На самом деле никогда нельзя просчитать, каким образом тот или иной художественный текст повлияет на ребенка. И стоит только перебрать в голове собственные литературные воспоминания, чтобы понять, что один и тот же текст будет воздействовать на разных людей в разных жизненных обстоятельствах совершенно непредсказуемым образом.

— Например?

— Я люблю историю, которую прочитала на Папмамбуке – известном сайте для читающих родителей. Одна из авторов портала писала про книги о Малыше и Карлсоне и вспоминала свое детское удивление – какая это фантастическая книга. Но не потому что там был маленький человечек с пропеллером на спине, который жил на крыше и летал по городу, а потому что у Малыша была отдельная комната. Для советского ребенка именно это оказалось действительно волшебным.

Никогда нельзя предположить, что повлияет на ребенка. И мы никогда не знаем, какая внутренняя работа идет в душе ребенка.

— Ну, тогда зачем мы вообще читаем детям книги?

— Я думаю, мы читаем книги для того, чтобы входить в чужой мир, гостить там и делать его частью своего собственного. И чем больше таких гостевых миров человек посещает, тем богаче его собственный внутренний мир.

— Почему картинки в детских книгах – это важно?

— Иллюстрации в детских книгах – это первые произведения искусства, с которыми ребенок сталкивается в своей жизни.

От того, насколько они будут разнообразны – разные техники, эмоции, художественные смыслы – зависит насколько развит будет эстетический вкус ребенка. Один иллюстратор — мастер передавать настроение цветом, другой – создает фантастических персонажей парой смелых мазков. Это большой опыт. В музей ребенок попадает редко, а дома книги он может открывать каждый день.

— Наташа, сколько книг ты читаешь в день детям?

— Сейчас у них уже достаточно насыщенное дневное расписание (детский сад, школа, кружки), поэтому у нас только вечернее чтение перед сном. Читаем около часа – либо это несколько глав сказочной повести, либо это ладная стопочка книжек-картинок.

— А ты сама сколько читаешь?

— Катастрофически не успеваю читать все, что мне интересно. Хочется прочесть многое, а свободного времени с двумя детьми остается крайне мало. Нагоняю все время, и все равно не успеваю. Но успеваю прочесть где-то штук пять толстых книг в неделю.

— Остается время читать «взрослые» книжки?

— Стараюсь читать понемногу, иногда необходимо дистанцироваться от детской литературы. Но вообще я человек с возрастной адресацией «12+», то есть ужасная трусиха. Детские и подростковые книжки читаешь – вариантов нет – все закончится прекрасно. А со взрослыми произведениями, начинаю остро сопереживать, бояться.

— Сколько денег ты тратишь в месяц на книги?

— Я не считаю, чтобы не расстраиваться. Коллеги шутят: «Читающая мама – горе в семье».

— Как ты относишься к публичности в интернете? Ты не выкладываешь фотографии детей, практически не рассказываешь о своей семье…

— Я очень ответственно отношусь к приватности в Интернете. Личная жизнь детей до некоторого возраста полностью в руках родителей, надо бережно относиться к тому, что становится достоянием общественности. В социальных сетях я действительно стараюсь больше писать о том, чем занимаюсь лично я.

Когда работаешь в детской сфере, есть большое искушение свои успехи связывать с успехами детей. Условно говоря: я много читаю своим детям, поэтому они растут такими умными. Но это не всегда работает. Моя старшая дочка, например, в свои почти семь лет еще не доросла до самостоятельного чтения. Она очень активная, усидеть за книгой для нее – сплошная мука, я к этому отношусь с пониманием. А младшая дочка, наоборот, в три года открыла букварь и сказала «все, я буду читать сама», хотя пока, конечно, больше любит слушать маму. То есть, все очень индивидуально.

Наталья Медведь читает детям

— Какие любимые книги у твоих девочек?

— Абсолютный хит — «Лев, колдунья и платяной шкаф», первая книга Хроник Нарнии. Мне, если честно, даже жалко читать им все остальное, пусть лучше потом прочтут их самостоятельно и насладятся.

Безумно любят «Великого чародея страны ОЗ». У нас две книги издательства «Розовый жираф» с колдовскими иллюстрациями Юлии Гуковой в переводе Ольги Варшавер, Дмитрия Псурцева и Татьяны Тульчинской. Я бы очень хотела, чтобы серия продолжалась, но я знаю, что надежды на это пока мало.

Еще семейная золотая классика – книги про Петсона и Финдуса, у них у каждой даже есть свой плюшевый котенок Финдус. Из недавних знакомств: этим летом стали большими поклонниками «Большого и Доброго Великана» Роальда Даля.

— Ну и последний вопрос: Если ты из сказки, то из какой?

— Конечно, очень бы хотелось сказать, что я такая Алиса в стране чудес. Но, во-первых, это уже практически моветон – кто из нас не бежит, чтобы стоят на месте. Во-вторых, иногда сумасшедшинка в моей жизни уходит в слишком глубокий сюр.

Недавно я прочитала восхитительную книгу «Кимка и компания» современного автора Натальи Евдокимовой. Очень рекомендую к прочтению не только детям, но и взрослым. Там очень изобретательно рассказывается о том, что делают дети, пока родители смотрят телевизор – годами смотрят телевизор. Гротеск и абсурд полнейший. Так вот примерно героем такой абсурдной книги я себя по большей части и ощущаю.

Поделиться в социальных сетях: