Говорим о самом главном

vkontakte  twitter  facebook 

myfam 

 

Сейчас читают:

13 Мая 2015

Дарья Захарова: Помогайте ребенку плакать

Автор  Катерина Фролова

Дарья Захарова – одна из основательниц сообщества «Альфа-мамы». Сообщество проводит лекции и вебинары на тему детско-родительских отношений. Их цель – продвижение идей психологии развития, основанной на теории привязанности канадского психолога Гордона Ньюфелда. Опираясь на знания, полученные во время учебы в институте Ньюфелда (The Neufeld Institute), «Альфа-мамы» помогают родителям углубить понимание вопросов воспитания, разобраться с тем, как вести себя в проблемных ситуациях, чтобы не навредить, а наоборот, помочь ребенку развиваться гармонично. Кроме того, сама Дарья пишет статьи на тему психологии развития, в которых очень глубоко и искренне делится своим опытом воспитания высокочувствительного ребенка.

 

В беседе с MyFamily Дарья Захарова рассказала о том, как идеи психологии развития реализуются в отношениях с ее сыном, о том, почему нельзя избегать детских слез, как взрослым правильно справляться со своими и детскими эмоциями и о многом другом.

 

Дарья Захарова

Все фото из личного архива героини

 

- Почему вы стали изучать психологию развития Гордона Ньюфелда?
- Когда родился мой сын Платон, стало понятно, что с ним будет не просто. Он практически не давал брать себя на руки. И это было, мягко говоря, удивительно, ведь в этом возрасте малышу просто необходимо мамино тепло. Я кормила его лежа и брала на руки, стараясь сильно к себе не прижимать, чтобы не доставлять ему дискомфорт. Дальше - больше: он никого к себе не подпускал, кроме меня. А у нас семья большая, и бабушки и дедушки тоже хотели принимать участие в воспитании внука. Но даже к родному папе сын стал проявлять настоящий интерес только в два с половиной года. Если я отлучалась из дома, минут через сорок мне звонили и говорили, что ребенок все это время бьется в истерике и его невозможно успокоить. Конечно же, мне тут же приходилось мчаться домой.

 

Я должна была разобраться, что с моим ребенком. Я начала искать, изучать и вышла на психологию развития. Позже я открыла для себя такое понятие как повышенная чувствительность. Сейчас я много об этом пишу.

 

- Что такое повышенная чувствительность?
- У людей с повышенной чувствительностью шире канал восприятия информации, им сложно выделить нужную информацию в конкретный момент и сконцентрироваться на ней. Можно сказать, что это повышенная восприимчивость к внешним раздражителям, причем и на физическом и на эмоциональном уровне. Таким людям часто бывает болезненно обычное объятие, им тяжело сосредоточиться, если играет музыка или тяжело заснуть, если в комнате не совсем темно.

 

Но повышенная чувствительность – не болезнь, а, скорее, специфическая настройка фильтров в мозгу. Крайняя точка этого явления – аутизм. Чаще всего люди с повышенной чувствительностью – интроверты. Я не могу сказать, что мой сын социально замкнутый, но в раннем возрасте его совершенно не интересовали другие дети. А сейчас ему очень сложно смотреть в глаза другим людям, особенно незнакомым. Он прячется, когда к нам приходят гости. Даже родной папа, придя с работы, первым делом должен извлечь Платона из укрытия.

 

Сын Платон

 

Когда я по крупицам собирала признаки повышенной чувствительности у сына, мой муж говорил, что я не должна ставить ему диагноз. Но это не диагноз, а возможность понять и принять особенности его психики. К слову, феномен повышенной чувствительности известен уже давно. Есть такая книга «Высокочувствительный ребенок». Ее автор, психолог Элейн Айрон, исследовала это явление около двадцати лет.

 

- Дарья, кем вы работали до рождения сына?
- Я уходила в декрет главным бухгалтером в небольшой фирме, работа мне нравилась, и у меня были неплохие перспективы. К концу декретного отпуска я планировала выйти на работу. Но, по мере того как подрастал Платон, становилось понятно, что вряд ли я смогу выйти на полный рабочий день, ведь он не оставался ни с кем, кроме меня. Я начала искать способ совместить воспитание ребенка, который не ходит в сад, и свою реализацию. Так я стала модератором жж-сообщества «Заботливая альфа». Немного позже создатель сообщества Ольга Писарик (главный популяризатор идей психологии развития в странах СНГ) организовала группу дистанционного обучения в Канадском университете Г.Ньюфелда. Я и еще три мамы из Минска были одними из первых, кто учился в этом университете.

 

Я училась дистанционно по вечерам, когда сын засыпал. Около года назад у меня появился жж, в котором я пропускаю через свое материнство теоретические знания, полученные во время учебы. А не так давно я еще две мои однокурсницы организовали проект «Альфа-мамы».

 

 - В чем отличия психологии развития Ньюфелда от других систем воспитания?
- Мы все привыкли регулировать поведение наших детей последствиями. Это так называемая психология последствий: если ребенок ведет себя плохо, мы его наказываем, если хорошо – поощряем. Таким образом, мы добиваемся желаемого результата.

 

С сыномПсихология развития предлагает заглянуть глубже и понять, почему ребенок ведет себя плохо или хорошо, понять причину поведения. Ведь поведение – это всего лишь верхушка айсберга. Например, папа ушел на работу и не попрощался с ребенком. Ребенка это задело и через два часа он демонстративно начинает разливать на кухне воду. Обычно мама не видит связи между этими событиями, не понимает, что ребенок до сих пор не может смириться с тем, что папа не попрощался. Своим плохим поведением ребенок просто демонстрирует обиду, с которой в силу своего возраста он пока не в состоянии справиться. Так вот, психология развития предлагает помочь ему пережить эту обиду, а не ругать его за плохое поведение.

 

К тому же психология развития тесно связана с темой самореализации и раскрытия личностного потенциала человека. Оказывается, чтобы раскрыть потенциал ребенка, ему нужны надежные отношения. Отношения – это база, которая является залогом психологической зрелости человека.

 

Ведь часто люди, вырастая физически, ведут себя как дети, не желая брать на себя ответственность за свою жизнь. Так вот, почва, на которой вырастает зрелый человек - это надежная привязанность. Привязанность - не значит привязать к себе ребенка, чтобы делать с ним все, что тебе хочется. Скорее, это создание ощущения такой безопасной гавани, места, где его примут любым.

 

 

- Что привлекло в психологии развития лично вас?
- Для меня самым важным в психологии развития стала идея о том, что ребенка можно любить и при этом не вырастить избалованного и распущенного человека.

 

А еще мне как человеку, имеющему склонность к естественным наукам, было важно то, что все теории Ньюфелда подкреплены самыми последними исследованиями из области нейрофизиологии. Конечно, человеческий мозг еще не изучен до конца, и мы знаем о нем далеко не все. Поэтому говорить, что психология развития – это истина, я не стану. Но для меня она является очень стройной и логичной системой, которая показывает, как помочь ребенку чувствовать себя любимым. А для этого существуют два основных механизма: мы его принимаем, и мы разрешаем ему плакать.

 

 С Гордоном Ньюфелдом

С Гордоном Ньюфелдом на семинаре

 

- Почему важно разрешать ребенку плакать?
- Слезы даны человеку не просто так. В младенчестве слезами дети выражают в основном свои физиологические потребности. Но с возрастом появляются так называемые слезы тщетности (слезы грусти). Эти слезы помогают принять и отпустить ситуацию, которую невозможно изменить.

 

На своих лекциях я пытаюсь немного сместить фокус и показать, что слезы – это не плохо. Наоборот. Слезы – индикатор того, что ребенок не зажат в своих переживаниях. Задача родителей быть рядом с ребенком, когда тот плачет, и переживать горе вместе с ним. Бывает, что дети вообще не плачут, и это уже плохой знак.

 

Когда Платону было два года, с нами случилась очень неприятная ситуация: мы выходили на прогулку, я замешкалась, а Платон тем временем уехал на лифте. А у нас в доме 25 этажей! С большим трудом я нашла его на одном из них. Конечно, у него была истерика, но я даже не пыталась его успокоить. Наоборот, я как бы «дожимала» его, проговаривая все, что с ним случилось: «Ты уехал, ты испугался, мама тебя нашла». Я делала это до тех пор, пока видела в его глазах испуг. Сын плакал около трех часов. Но лифта теперь он не боится. Слезы помогли ему прожить эту стрессовую ситуацию, пережить боль.

 

Когда я слышу от родителей: «Ребенок идет в сад и плачет, я не знаю, что с ним делать». Я говорю, что это прекрасно. Помогайте ему плакать. Когда мама говорит, что она идет работать, и у ребенка нет улыбки на лице, это нормально. Ведь для него это стресс, ему это больно.

 

высокочувствительный ребенок

 

- Как правильно помогать ребенку плакать?
- Нельзя уходить, но и нельзя вовлекаться. Можно переживать внутри, но внешне надо оставаться такой стеной. Надо обязательно проговаривать вслух: «Мы с этим справимся. Тебе больно. Тебе грустно. Я тебе помогу». Своим голосом нужно вывести ребенка на грусть.

 

Например, когда я не разрешаю сыну сладкое перед едой, я говорю (как бы от третьего лица): «Так обидно, мама только что запретила». Всем видом стараюсь показывать сыну, что я сопереживаю его горю, подталкиваю его таким образом к тщетности. Ощущение тщетности – очень скользкое. Оно болезненно для ребенка, и он будет стараться увильнуть от него. Кто-то сразу дает себя пожалеть. Мой сын обычно ведет себя агрессивно. Я не держу его силой, а просто даю понять, что я рядом. Через пять минут говорю: «Как дела?». Рычит в ответ. Через какое-то время он немного успокаивается, и я предлагаю ему попить чайку. Беру на руки, жалею. «Тебе было грустно». Отвечает: «Дааа, мама».

 

Тут важно именно это ощущение грусти, не обязательно должны быть именно слезы. Грусть помогает принять ситуацию. Если ребенок «прогрустил» тот факт, что вы не даете сладкое до еды, он больше не будет его просить. Никогда. Он это принял.

 

- А что делать, если дети больше не плачут?
- Случается, что не плачут усыновленные дети или те дети, которых за слезы ругали. И случается, что родители решают поменять контекст воспитания, а ребенок уже настолько в себе, что не плачет. В таком случае его надо как бы заново этому учить: говорить в нужной ситуации, что на твоем месте, я бы расстроилась, мне бы было грустно. Надо подавать ему пример, показывать собой, что расстраиваться и плакать – это нормально, это часть жизни: за тучкой обязательно придет солнышко. Вначале, скорее всего, ребенок будет вести себя агрессивно, и это хорошо. Вы как бы будете снимать пласт за пластом с его души. Таким образом, вы постепенно доберетесь до слез.

 

Сообщество

 

- Расскажите о ваших лекциях и сообществе «Альфа-мамы»?
- «Альфа-мамы» - это я и еще две мамы из Минска, которые учились в институте Ньюфелда (The Neufeld Institute). Однажды у нас возникло желание поделиться знаниями, полученными во время учебы. Для своих лекций мы выбрали площадку клуба «Лофт», куда приглашаем не только мам и пап, но и детей. Во время лекций все пространство клуба разделено на две зоны: в одной проходит презентация, во второй дети играют в конструкторы, рисуют, общаются друг с другом. Нам очень нравится этот формат. Мы в доступной форме освещаем конкретные вопросы (детская агрессия, детские слезы, ребенок-командир и др.) в контексте психологии развития, помогаем родителям посмотреть на воспитание с другой стороны, с позиции альфа-родительства.

 

Альфа-мамы

 

- Что такое альфа-родительство?
- Альфа-родительство или альфа-парентинг – современное направление в воспитании. Его сторонники – это те родители, которые ставят себя в доминирующую позицию по отношению к ребенку, полностью принимая на себя ответственность за него. Считается, что именно такие отношения, когда родитель – главный, а ребенок – зависимый (чувствующий себя под защитой) являются наиболее естественными. Что бы ни случилось, ребенок должен чувствовать себя за родителями как за каменной стеной. И в этих отношениях со стороны взрослых по отношению к ребенку постоянно присутствует ощущение «я помогу тебе». В разные периоды жизни помощь будет разной. Когда ребенок маленький, родители носят его на руках, одевают, кормят. Когда ребенок подрастает и многие вещи уже может делать сам, родители помогают ему эмоционально: ему плохо или грустно – они его жалеют, ставят запреты и сами же помогают пережить связанное с этим горе, ведь ребенок до семи лет не может самостоятельно справляться со своими эмоциями.

 

- Как принципы альфа-родительства реализуются в ваших отношениях с сыном?
- Я не стараюсь прожить жизнь за своего сына, но в любой момент я готова помочь ему. Если мой сын злится или расстраивается, то всегда до истерик и безудержных криков. Но я всегда держу в мыслях этот посыл: «Я помогу тебе». И я помогаю ему пережить этот момент, не отстраняюсь от него. Понимаете, ведь ребенок не может быть «плохим» просто так. Альфа-родители стараются разобраться, что же спрятано под этой верхушкой айсберга, что заставляет ребенка вести себя так, найти более глубокую причину.

 

Близость 

 

- Это не просто…
- Да. Невозможно быть постоянно в состоянии поиска скрытых причин плохого поведения у ребенка. Можно быть уставшим, или не быть рядом. Это нормально, это жизнь. Но поведение ребенка – это своеобразный индикатор. То есть, не всегда обязательно выяснять из-за чего у него внутри бурлит, просто достаточно дать ребенку понять, что вы видите, что ему сейчас плохо и вы ему поможете: «Я тебя пожалею, иди ко мне». Когда ребенку плохо, физически или эмоционально, вот тогда ему и необходима эта поддержка и принятие. Это главное. Причину же можно выяснить и позже. Например, в ролевой игре, где он будет проигрывать проблемную ситуацию, и отождествлять себя с игрушкой, или в особо доверительные моменты перед сном.

 

Важно дать понять ребенку, что в жизни может произойти всякое, и мама не может оградить его от любой беды, но он всегда может прийти к маме (тихая гавань), и ему всегда помогут. По-моему, это очень нужное в детстве ощущение.

 

Когда, поругав сына, я вижу, как он забивается в угол и говорит мне: «Мама, я испугался», я говорю себе: «Не читай ему нотаций. Ты уже сорвалась, накричала на него. А сейчас только обнимай». Любые нравоучения в этот момент бесполезны. Его ощущения в этот момент говорят ему, что я какой-то не такой, если мама на меня ругается. Это подрывает его ощущение значимости и желанности. А это напрямую влияет на его психологическое развитие.

 

Игра

 

- Что в это время происходит с ним на физиологическом уровне?
- В момент стресса в организме человека поднимается уровень гормона кортизола. И если взрослые не принимают ощущения ребенка, не жалеют, не дают ему побыть в родительских объятиях, уровень этого гормона остается на высоком уровне слишком долго. Если это происходит часто, то у ребенка перестают развиваться лобные доли мозга, которые отвечают за самоконтроль, и ребенок вырастает бесконтрольным человеком.


Чтобы личность была психологически здоровой, в раннем возрасте ей нужно разрешать испытывать ВСЕ эмоции и принимать их. Как показывают исследования, только в таком случае мозг развивается динамично и эластично и созревает до того уровня, что ребенок начинает контролировать себя.

 

Интересно, что научить ребенка самоконтролю невозможно. Можно, конечно, приучить его в определенных ситуациях (просто из страха) вести себя хорошо. Но так называемого внутреннего самоконтроля не будет. И это, скорее всего, проявится во взрослой жизни: он будет срываться на жену, на коллег, на собственных детей.

 

- А как вести себя взрослым, чтобы не срываться на детей?
- Родителям хорошо бы научиться отслеживать границу своего терпения и чувствовать тот крайний момент, после которого последует срыв. Если есть возможность, в такой момент лучше выйти подышать на несколько минут. Или поплакать. Еще можно выплеснуть гнев посредством физической активности. Важно дать этим эмоциям выйти в нужный момент и не ждать, когда придется выплеснуть их на ребенка.

 

В пиковые моменты я иногда говорю сыну: маме нужно побыть одной и просто ухожу на несколько минут в другую комнату. Я разговариваю с ним оттуда, не прогоняю. Но при этом я могу сжать кулаки и порычать. Я так и говорю: «Мама сейчас сердится».

 

- Как еще вы справляетесь с гневом и раздражением?
- Я очень много времени провожу с ребенком, поэтому возможностей выпустить пар у меня совсем не много. Основная из них – это слезы. Когда сын был совсем маленьким, во время его сна я включала слезливую песню и плакала. Он просыпался – и мы жили дальше. Кажется, после слезных сеансов я чувствовала себя совершенно опустошенной, но внутри при этом было спокойно. Слезы помогают нам быстро восстановиться, особенно когда нет совершенно никакого выбора, и мы никак не можем изменить сложившуюся ситуацию. Слезы помогли мне принять, что у меня такой ребенок, и я не могу ничего изменить, не могу его никому передать. Приняв, я начала искать выход исходя уже из этих обстоятельств. Мне не хотелось разрушать себя и ребенка своим раздражением.

 

Вместе с мамой

 

- А что если мама все-таки срывается на ребенка?
- Понятно, что бывает всякое. И чувство вины после этого – это естественно. Но не стоит себя выедать. Страшно, когда ребенка всегда живет в атмосфере криков, наказаний и унижений. Но если это происходит редко, это не катастрофа, ведь мы все не железные. Но ни в коем случае не надо делать вид, что ничего не произошло. У меня есть правило: я обязательно прошу прощения. В это время Платон обычно сжат как пружинка. Но пружинка постепенно разжимается, и он становится агрессивным. Он кричит и ругает меня: «Мама ты плохая, уйди». Я считаю, это нормальная реакция на то, что я не смогла сдержаться и сорвалась на него. Я признаю, что была не права. И ухожу, но даю понять, что я рядом. Через какое-то время он приходит жалеться.

 

Я считаю, что повышать голос – это в принципе не нормально ни в каких отношениях, ни в семейных, ни в рабочих. И родители просто унижают ребенка, когда пытаются голосом и силой поставить его на место. В этот момент он не понимает, что мама устала, он думает, что что-то не так с ним, что он плохой. Но стоит помнить, что прощения надо именно просить, а не вымаливать. Дело в том, что, вымаливая прощение, мы как бы перекладываем ответственность за происходящее на ребенка. И, между прочим, чувство вины, возникшее после инцидента - хорошее топливо, дающее энергию, которую можно использовать для совместной игры или другой важной для ребенка активности.

 

- Для чего нужно проговаривать свои чувства?
- Это проговаривание и взрослым, и детям помогает снизить эмоциональный накал, ведь вместе со словами уходит часть энергии раздражения. После этого можно уже что-то делать для того, чтобы не наговорить гадостей или не перейти в физическое воздействие.
Когда эмоции у ребенка зашкаливают, нужно говорить ему: «Ты злишься, тебе плохо, ты обиделся и т.д.». Сейчас мой сын иногда говорит мне: «Мама, мне грустно, я злюсь, я хочу тебя ударить!» Он уже научился распознавать свои ощущения. Я этому очень рада. Когда же свои ощущения озвучивает мама, она тем самым дает ребенку разрешение самому испытывать негативные эмоции.

 

Вместе с мамой

 

- Дарья, как вы думаете, в каком возрасте лучше отдавать ребенка в детский сад?
- Я не хочу называть каких-то конкретных цифр и утверждать, что в два года ребенка ни в коем случае нельзя отдавать в детский сад. Но следует понимать, что в двухлетнем возрасте сложнее сохранить связь между родителями и детьми. И ребенку сложнее сохранить ощущение, что от него не отказываются. Чем старше ребенок, тем больше у мамы инструментов, которыми можно облегчить разлуку. К примеру, вы нарисуете пятилетнему ребенку сердце, и он будет три часа держаться за него и чувствовать, что мама его любит. А в два года, сколько этих сердец не рисуй, – он вряд ли что-то поймет. К тому же, у детей постарше есть ощущение времени, они знают, что, когда он проснется и, например, покушает, придет мама.

 

И еще, конечно, в большом коллективе, ребенку трудно сохранить ощущение, что ему помогут в сложной ситуации. Скорее всего, уровень кортизола у него будет повышен достаточно долгое время. А это, как я говорила раньше, напрямую влияет на его эмоциональное развитие.

 

У ребенка психика очень пластичная. Очень важно следить за его эмоциями, если он ходит в детский сад. Если он из-за сада больше не плачет, надо обязательно проследить, плачет ли он по каким-то другим причинам. Если да, значит, он адаптировался. Если нет, то лучше пересмотреть ситуацию с садом. Можно попробовать оставлять его там не на 8 часов, а на 4, например.

 

Солнце

 

- А ваш сын уже готов к детскому саду?
- Когда ему было два года, я понимала, что так рано в сад я его не отдам. Я знала, что он просто закроется, и даже на слезы уже не будет выходить. В то время он даже папу толком не подпускал к себе. Сейчас ему четыре. Через несколько месяцев я планирую отдать его в детский сад, но пока не на полный день. Я знаю, что он уже может продержаться без меня достаточно длительное время и быть при этом послушным, сконцентрированным. Но, думаю, когда я приду за ним, на меня будет выплеснуто все. И родителям не стоит пугаться того, что ребенок после детского сада плачет или ведет себя агрессивно. Ведь целый день он держался, и ему нужно куда-то выплеснуть накопленные эмоции. Надо разрешать ему злиться дома. Мои знакомые отдали своего непростого сына в сад, когда ему исполнилось пять. Там он вел себя прекрасно. Но, придя домой, прямо в коридоре он падал звездой и кричал, что всех ненавидит. Его истерика обычно продолжалась около часа, но весь остальной вечер он играл хорошо.

 

- То есть, детский сад - это стресс в любом возрасте?
- Да, и стоит быть к этому готовым. Минимальный стресс будет даже в, казалось бы, идеальной ситуации, когда воспитатель от Бога, а в группе всего несколько детей. Недавно мы оставили нашего четырехлетнего сына на пару дней любимой бабушке. Там с ним играли, уделяли внимание только ему, исполняли любые прихоти, но мамы не было рядом, и у сына все равно была тревожность. Конечно, не такая, как когда он был совсем маленьким. Даже если ребенок идет в сад с радостью, то меняется привычный образ жизни. И это стресс.

 

- А как же социализация?
- Отвечая на этот вопрос, Гордон Ньюфелд предлагает в первую очередь разобраться в том, кто такой социализированный человек. Это человек, который принимает другую точку зрения, при этом чувствует свою и может их соединять. Так сказать, не прогибает и не прогибается. Это и есть зрелая коммуникация. И оказывается, она возможна только у людей, лобные доли которых развились полностью. А развиваются они только тогда, когда ребенок чувствует себя безопасно, то есть в обстановке полного принятия.

 

Получается, когда мы пытаемся социализировать ребенка, отдавая его для этого в детский сад, мы наоборот отдаляем его от настоящей зрелой социализации. Конечно, ребенок должен общаться с детьми. Но когда их слишком много, и они находятся рядом слишком долго, эффект получается обратным. Сверстники не дают ощущения безопасности. С ними классно, весело, но не безопасно. К тому же, они умеют очень больно ранить. Отдавая ребенка в сад, мы не должны ждать от него, что в семь лет он начнет контролировать себя.

 

- Но родители часто вынуждены отдавать детей в сад. Есть ли способы минимизировать стресс?
- Во-первых, нужно радоваться любым слезам, особенно если ребенок маленький. Во-вторых, необходимо наладить контакт с воспитателем, обозначить ей границы дозволенного по отношению к вашему ребенку. Например, дать понять, что закрывать плачущего ребенка в туалете нельзя. Но в то же время, надо помочь воспитателю понять вашего ребенка, указать на его особенности, повернуть их лицом друг к другу. Это непростая задача и дай бог каждому родителю найти такого человека, который будет готов прислушаться к их замечаниям.

 

 совместная игра

 

Надо, чтобы ребенок понимал, что к воспитателю можно обратиться за помощью, можно даже позвонить маме в какой-то момент.

 

Задача родителя быть связующим звеном между воспитателем и ребенком. В-третьих, можно придумать что-то такое, за что ребенок будет «держаться» в разлуке. Сейчас популярны family-look: у меня такой шарфик, у тебя такой шарфик, мы похожи, мы одна семья. Можно повесить на шею медальончик. Моя знакомая сплела своей дочке браслет. Этими знаками часто интуитивно пользуются влюбленные. Так же и ребенку нужно дать понять, что мама его помнит.

 

Еще надо дать ребенку ощущение, что он важнее любых дел, но мама вынуждена уехать. Но опять же, не надо перекладывать ответственность на ребенка и говорить, что он должен вас понять в том, что вы должны зарабатывать деньги. Ребенку совершенно не обязательно знать о ваших финансовых трудностях и ваших взрослых решениях. Можно немножко объяснить, что мама хочет работать, но не так: «Ты что, не понимаешь?»

 

- Можно ли наказывать детей?
- Вообще, когда родители знают, что поведение ребенка – это всего лишь верхушка айсберга, они работают не с тем, чтобы наказать, а с тем, как ему помочь. Обычно ребенок ведет себя плохо не потому, что хочет прогнуть родителей и не потому, что он манипулирует ими, а потому что у него внутри что-то бурлит и крутит. Когда ребенок ведет себя плохо, нужно сказать: «Нет, я так делать не разрешаю», а потом помочь ему справиться с этим «кручением».

 

Вот мой Платон сегодня лил воду на пол в ванной, когда я была в душе. Я сказала, чтобы он вышел. Для меня очевидно, что в этот момент ему не хватало моего внимания, и он привлекал его как мог. Выходя из душа, я говорю: «Иди сюда, я тебя пожалею, тебе не хватало мамы». Все, непослушание проходит. Даже не всегда обязательно знать причины.

 

Когда у ребенка внутри нет раздражения, и ничего не бурлит, когда отношения хорошие, он не будет непослушным и его не надо наказывать. Надо говорить «нельзя» и через слезы адаптировать его к этому «нельзя». Слезы помогают уйти от наказания. Это происходит благодаря тому, что идет работа с тем, что у ребенка внутри, соответственно, меняется то, что снаружи.

 

Я могу в сердцах поругаться, но я его не наказываю. Никогда не отправляю его в свою комнату и не запрещаю подходить ко мне. Такое наказание в основе своей – манипуляция. Любое разделение основано на том, что «если ты себя так будешь вести, я тебя не буду любить». И ребенок из кожи вон будет лезть, только чтобы мама его любила. При этом его развитие будет стоять на месте только потому, что вся его энергия будет направлена на то, чтобы доказать маме, что он хороший.

 

Дарья Захарова

 

- Какие планы у сообщества «Альфа-мамы» и у Дарьи Захаровой на ближайшее будущее?
- Мы планируем и дальше проводить встречи в формате лекций. Кроме того, очень хочется проводить полноценные семинары для родителей (уже без детей), где те смогут сосредоточиться и более глубоко разобрать волнующую их проблему.

 

Есть предложения организовать летний семейный лагерь, а также лагерь для семей, которые планируют усыновить детей. Там будут выступать разные специалисты и меня приглашают выступить в качестве эксперта по привязанности.

 

Но у меня своеобразным заземлением выступает Платон. Мне не хочется быть сапожником без сапог. Не хочется, чтобы у мамы, которая помогает другим родителям в их отношениях с детьми, были проблемы с собственным сыном. Мне близка стратегия, когда все происходит спокойно, постепенно, не агрессивно. Мне не нравится ставить цель и идти к ней. Потому что я могу смотреть в одну сторону, а возможность ко мне может прийти совсем с другой. Можно сказать, что я просто задаю вектор своей деятельности и что-то делаю в этом направлении, но не лечу стремя голову.

 

- Дарья, расскажите, когда вы все успеваете?
- Я успеваю не все. Мой сын не спит днем, но в восемь вечера он ложится на ночь. За четыре часа, с восьми до двенадцати, я успеваю что-то сделать. В течение дня ко мне приходят идеи, я наблюдаю за ребенком, за собой, что-то помечаю. Мы играем. В спокойное время я оформляю это в пост или статью. Фактически, мой ребенок - это моя деятельность. У меня есть пунктик, что я должна уделять Платону как можно больше времени, «не уплывать» от него. Да, где-то в любом случае получаются перекосы. Но я все-таки фокусируюсь на ребенке – он мое главное дело. Это не значит, что я могу все ради него бросить и ничего не делать для себя. Но важно, что в ситуации, когда он заболел, например, я отменю все дела, потому что я ему сейчас нужна больше всего.


Меня постоянно зовут на разные мероприятия, я хочу ходить на мастер-классы, побольше времени уделять себе, но я не могу. Потому что мне не с кем оставить ребенка. И я плачу и грущу по этому поводу.

 

- Но ведь эта «фокусировка» на сыне дает свои плоды?
- Да, и это меня очень радует. Описывая процесс развития личности, Ньюфелд проводит аналогию с растениями, где корни – это многоуровневая привязанность, которая формируется на протяжении первых шести лет жизни ребенка и без которой невозможно его гармоничное развитие. Честно говоря, иногда я чувствую себя садовником, который просто «запахался», работая над этими корнями, день за днем создавая ощущение безусловной любви и поддержки для своего ребенка. Но, глядя на Платона, я вижу, что он уже настолько уверен в себе, что даже иногда под ноги себе не смотрит (смеется). Да, он может иногда испугаться. Но он делится со мной всем, что его волнует и не боится своих эмоций. Я чувствую, что еще чуть-чуть – и он зацветет.

 

Вся семья

 

 Поделитесь с друзьями: