Говорим о самом главном

vkontakte  twitter  facebook 

 

Сейчас читают:

15 Апреля 2014

Очень важно! Как уберечь детей от наркотиков

Автор  My Family
Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский написали для подростков повесть о наркотиках. Уже к сентябрю этого года ожидается выход книги «Охота на Василиска» в издательстве «Время». В книге настоящие наркотики и настоящая смерть. Тема животрепещущая. Авторы говорят, что решили убить виртуального ребенка, чтобы сохранить жизнь настоящим детям. 
 
Книга для подростков, поэтому в итоге история приходит к хорошему концу, авторы помогают героям найти выход из сложной жизненной ситуации. «Охота на Василиска» - это повесть не только о наркотиках и злополучном спайсе, но и о любви, о мучительном выборе собственного пути, и, конечно же, об отношениях детей и родителей.
 
После того, как книга была дописана и уже отправлена в издательство одна из авторов, Евгения Пастернак, поделилась своими мыслями и выводами, которые возникли у нее после всей проделанной работы. Это очень важные слова для всех родителей! К прочтению обязательно!
 
Птицы в небесах
 
В результате написания, разговоров, переговоров, переписывания и консультаций, лично у меня в голове возникла вполне определенная картина мира. Собственно, хочу ей поделиться.
 
Итак, извечные вопросы.
 
Кто виноват?
В том, что существуют наркоманы, виновата Природа. 10-20% человеческой популяции в норме потенциально зависимы. Это естественный отбор, как это ни противно звучит. Это те люди, которые при ведении сухого закона начнут пить одеколон и денатурат и гнать самогон из кактусов даже под страхом расстрела.
 
Что делать?
Бороться за неповышение процента. 
10% или 20% — в человеках огромная разница.
И, опять же, даже если вы потенциально зависимы, но ни разу в жизни не возьмете в рот спиртного, то, естественно, не сопьетесь. То есть если наркомания как явление непобедима, то бороться за конкретных людей можно и нужно. И, в частности, за конкретных детей и подростков.
 
Что может сделать семья?
Семья может сделать все. Как сказал нам Лев Черняев, психолог, который работает с зависимостями: «У меня не было ни одного пациента со счастливыми родителями».
Собственно, этим все сказано.
 
Но если отвечать конкретно на вопрос, как уберечь подростка, все, как один, специалисты говорят одно и тоже: «Нельзя терять контакт с ребенком». Нужно с ним разговаривать, понимать, чем он живет, что для него  важно, что ему нужно для того, чтобы быть счастливым.
 
Нужно найти то, от чего он получает удовольствие. Только он сам, а не мама или папа, которые решили сделать из своего чада пианистку (это мило) или хоккеиста (это круто).
Нужна отдушина, нужно дело, пусть это сто раз фигня с точки зрения родителей, но если мальчику нравится вышивать крестиком, а девочка светится от счастья, тягая штангу, то пусть.
 
Любой наркотик  — это способ снять стресс, отвлечься от проблем. Опять-таки по меткому выражению Льва Черняева: «Наркотик – это сведение всех проблем в точку».  Вчера у подростка  было много проблем: несчастная любовь, его не понимали школе и не взяли в сборную по баскетболу. Покурил —  проблема осталась одна: где достать дозу, все остальное пофиг.
 
Что стало лично для меня потрясением. Спайсы не дают кайфа, они снимают стресс, успокаивают, временно повышают настроение. Очень многие подсаживаются на спайсы из-за хронического стресса.
 
Почему родители сначала не замечают, что ребенок курит? Потому что он, покурив, становится спокойным как удав. И это всех устраивает. 
 
И, возвращаясь к контакту с родителями. Если связь есть, то, по утверждению нарколога, изменения в поведении уже через месяц употребления спайсов, невозможно не заметить. Будет что-то не так со сном, с аппетитом, с настроением, с учебой. И вообще будет не так. На этом этапе еще многое можно спасти.
 
Что может школа?
Создать фоновую среду. Говорить о том, что наркотики - это неприлично. Переваливать на школу воспитательную деятельность бессмысленно и бесполезно.
Контролирующую функцию переваливать на школу тем более глупо. Школа контролирует только свою территорию. Цитирую отзыв московского подростка на книгу: «Зачем нарываться и курить в школе? Выйди за забор и делай, что хочешь».
 
В любом случае, жить с ребенком наркоманом будут родители, а не школа. Из школы его с огромным удовольствием выпрут, навесив пожизненное клеймо.
 
Как можно предотвратить зависимость  у конкретного ребенка или что делать для профилактики?
Говорить о том, что любые наркотики – это, прежде всего, бизнес. Это огромные деньги. 
Спайсы - это не революция в наркотиках, это революция в маркетинге наркотиков. Легкие, простые в транспортировке вещества, которые долго считались легальными. Очень быстро возникает зависимость. И дальше платишь до самой смерти. И я думаю, что от того, что платить ты будешь недолго, радости мало.
 
В тот момент, когда подросток берет в руки бутылку, сигарету или наркотик, он должен знать, что за этим стоит серьезный бизнес, и как только он сделает первый глоток, затяжку, пых или что-то там еще, он встает в ряд с миллионами людей, которые этот бизнес содержат.  Оно ему надо?
 
Говорить о том, что для того чтобы первый раз покурить, нужно преодолеть рвотный рефлекс. Рвотный рефлекс - это не слабость, это нормальная защитная реакция организма.
Если тебя тошнит от водки, сигареты или наркотика — это здорово. Это значит, что у тебя не подавлено отвращение, значит, ты нормальный здоровый человек. Гордись.
 
Держать ребенка за руку
 
Как бороться с наркотиками?
Понимать, что запреты не работают. В странах с самыми суровыми законами, самое большое количество наркоманов. Запретили героин - будут добывать из мака. Убрали мак - перейдут на  спайсы. В крайнем случае, будут лизать асфальт, жевать токсичный пластик, бить себя по голове битой…
 
Запреты не уменьшают количество наркоманов. Потому что запреты не уменьшают спрос. Другое дело, что чем сложнее достать наркотик, тем сложнее привлечь новых клиентов. Одно дело, когда спайсы продают на пороге школы, другое - если нужно искать в интернете, третье - если ехать через весь город. Так что ловить и наказывать торговцев, безусловно, нужно.
 
И вот, собственно, основное правило  борьбы со всеми зависимостями.
Нужно бороться не ПРОТИВ наркотиков. Нужно бороться ЗА здоровый образ жизни. Нужно объяснять, что получить кайф от жизни можно миллионом разных способов. Что принимать внутрь химическое вещество для поднятия настроение — это патология. 
 
А еще нужно уметь говорить твердое «нет» общественному мнению. И вот тут начинается суровое противоречие с жизнью.
 
Почему это невыгодно?
Во-первых, в головах у большинства родителей, наркотики — это ужас-ужас, а пить-курить нормально. Это не так. Когда говоришь со специалистами, им совершенно все равно от чего человек зависим — от сигарет или от героина. Отличие только в том, что ряд наркотических веществ почему-то официально разрешены.
 
А если объяснять ребенку, что опьянение от спайса - это плохо, а ребенок каждый  выходной видит дядю Васю, который ползает по коридору, и про дядю Васю говорят, что «ничего страшного, это он так расслабляется», то все слова про вред наркотиков пролетят у ребенка мимо мозга. Потому что ключевое здесь: «Все нормально, он расслабляется» или «Имею я права раз в неделю после работы», или «Жизнь и так собачья, а так не так противно».
 
Какая разница от чего человек пьяный? Какая разница, что он выпил или выкурил? Нужно честно объяснять, что любое опьянение - это наркотическое опьянение, и ничего хорошего в нем нет. Состояние эйфории от любого химического вещества — это неправильно. Или мы готовы это признать, или не будем удивляться, что наши дети с седьмого класса тащат в рот всякую гадость.
 
Во-вторых, умение отказываться от того, что делают все, немедленно становится красным пятном для окружающих. Ребенок, который уверенно и твердо говорит «нет», и взрослых-то чаще всего пугает, что уж о сверстниках говорить.
 
Я сама возможность не пить во многих компаниях отвоевываю с боем. На моих глазах неоднократно взрослые вменяемые люди пытались впоить что-то в мою дочь, хоть она твердо и внятно говорила, что пить не будет. С тем же упорством вменяемые взрослые люди пытаются всунуть во вторую дочь какую-нибудь шоколадку, хоть она с младенчества твердо и внятно говорит, что ей нельзя, у нее аллергия. Взрослые обижаются, когда ребенок говорит: «Нет!» И я теперь понимаю почему. 
 
Лев Черняев рассказал, что когда человек начинает соскакивать с зависимость, у него  происходит исправление «подавления отвращения». То есть начинает тошнить, например, от сигарет. И в голову ему приходят крамольные мысли. Он начинает соображать, что  отказаться можно не только от навязанных сигарет, но и от навязанной еды, и от навязанного образа жизни,  от навязанного похода на хоккей (простите, наболело), а там уже и до самого святого недалеко. Кому нужен такой подросток? Кому нужен человек, умеющий говорить: «Нет»?
 
Итого: наркомания в широком смысле слова, наше сегодняшнее общество вполне устраивает. Поэтому на все вопросы типа: «Почему государство не озаботится?» отвечаю быстро и без  подготовки: «Потому что!»
 
Бороться за своих детей
 
Но за своих детей мы обязаны бороться.
 
На то мы и родители.
 
И никто кроме нас этого не сделает.
 
И последний вопрос.
Что делать, если ваш ребенок уже как-то с наркотиками связался?
Совет психолога: Не запрещать, не давить, объяснить, что вы понимаете, что остановить ребенка вы не сможете, но вам очень плохо и больно от того, что он связан с наркотиками.
И главное, дать понять, что вы его очень любите, и будете любить всегда, даже если он станет наркоманом.
 
Совет нарколога: Обращаться к специалисту. Конкретно в Минске есть наркологическое реабилитационное отделение РНПЦ психического здоровья в Новинках. Там работают психологи и наркологи. Получить консультацию можно бесплатно, можно платно.
 
И все специалисты говорят, что одновременно с зависимым консультации должна получать его семья. Потому что меняться придется всем.
 
И в заключении хочу сказать огромное спасибо психиатру и наркологу, координатору программ фонда НАН Дрейзину Александру Анатольевичу, психологу  Льву Черняеву и Владимиру Иванову, зав. отделением РНПЦ психического здоровья в Минске. За все, что они делают вообще, и за то, что нашли время поговорить. Для меня лично эти три разговора значили очень много. А для нашей книги они просто бесценны.
 
 Поделитесь с друзьями: