Говорим о самом главном

vkontakte  twitter  facebook 

myfam 

 

Сейчас читают:

27 Февраля 2013

Женя и Верасень: Наши скорости совпадают на 100%.

Автор  My Family

Женя и Верасень вместе пять лет. Большую половину этого времени они провели в путешествиях автостопом. Познакомились в Варшаве. Поженились в Нью-Йорке. Дом купили в белорусской глубинке. Женя искренне рассказала MyFamily о том, как путешествия меняют отношения, трудно ли 24 часа в сутки находится бок о бок, о ком они скучают и о чем мечтают вдали от дома. 

 

Женя и Верасень

Все фото из личного архива героев


Год назад Женя и Верасень уже объездили вместе половину земного шара. Тогда путешествие называлось «С табуретом к океану». Цель его была в том, чтобы отнести табуретку к каждому из четырех океанов, а глубинная суть — исполнять роль культурных послов своих стран. Потом они год прожили в Беларуси, и сейчас снова в путешествии – автостопом покоряют вторую половину земного шара.


- Женя, расскажи, где вы познакомились?
- Когда у нас спрашивают, как мы познакомились, мы всем говорим – в метро. Это было в 2008 году, мы с общими друзьями ехали в Варшавском метро. Хотя, на самом деле, до этого мы немного знали друг друга заочно по ЖЖ. Потом уже, когда стали встречаться, Верасень мне напомнил, что мы даже как-то перекидывались парой фраз в аське. Правда, я об этом помню смутно. Ну и хорошо, потому что в аське тогда общение не завязалось.


- Вы поженились в Америке. Почему именно там? Как это было?
- Пожениться мы хотели еще в Беларуси перед нашим первым путешествием по Америкам. Мы даже сходили в Дом Бракосочетаний. Но не очень радостная тетя там сказала, что все дни расписаны, что нужно долго ждать. Мы плюнули и полетели в Нью-Йорк, и решили попробовать там.


За океаном пожениться оказалось очень просто. Мы пришли в бюро заключения браков, заполнили анкету, заплатили 50 баксов, а через сутки уже были женаты. Сама процедура заняла минуты две. Перед церемонией я сказала Верасню, который на то время почти не понимал английского: «Когда женщина задаст вопрос (а я так предполагала, что вопрос будет что-то типа «Согласны ли вы?»), говори «Yes I do». И вот мы стоим, а женщина и говорит: «Если здесь есть кто-то, кто против этого союза, скажите сейчас или молчите вечно». А я дергаю Верасня за руку, чтобы он только не сказал «Yes I do». Но все обошлось. И нам вручили заветное свидетельство.

 

Свадьба в Америке

Церемония бракосочетания

 

- На свадебной фотографии ты в сарафанчике. Долго выбирала это платье? Хранишь его?
- В путешествие мы старались брать поменьше одежды, поэтому за нарядами для свадьбы пришлось идти в магазин. А так как с деньгами было туго, рубашку Верасня мы после церемонии вернули (хорошо, в США с этим просто). К тому же куда он в путешествии рубашку тягать будет? Ну, а сарафанчик, я подумала, пригодится. Относила его целый год в путешествии. Он, конечно, поистрепался и уже не пригоден к ношению в цивилизованном мире, но я его храню. А в путешествие уже брать жалко, а то совсем добью.

 

- Вы подтверждали потом свидетельство о браке в Беларуси?
- Брак свой мы подтвердили. Правда, пока это нам никак не пригодилось. Только если анкеты на визы заполняем, то пишем, что женаты. Зато развести нас в Беларуси, если что, не смогут. Для этого нам нужно опять лететь в США. Мы смеемся – будет еще один повод получить американскую визу. Придем в посольство и скажем: «Не можем уже друг друга терпеть, дайте визу, срочно развестись нужно».

 

Домик в деревенской глуши

Лоховщина

 

- Расскажи о вашем доме в Лоховщине. Чья была идея купить дом в глубинке и уехать из города? Что нового привнес этот опыт в ваши отношения?
- Про домик в деревне мы задумались во время путешествия по Америкам. Города немного поднадоели, да и они почти все похожи друг на друга, а вот маленькие дикие места притягивают своей непосредственностью. Хотелось отдохнуть от толп, смога, суеты. Хотелось природы, чистоты и спокойствия и творчества.


По возвращении мы взяли велосипеды и поехали по деревням. И когда мы попали в Лоховщину, мы просто влюбились. Мы забрались на холм, где стоял наш будущий дом, и не могли оторвать взгляда от того, что нас окружало. Нам очень повезло, что документы на дом были готовы. Так что мы купили его уже на следующий день.

 

Тропинка к дому


А потом оказалось, что соседние дома в нашей деревне и в соседних деревнях тоже купили прикольные, творческие, молодые люди. И у нас получилась отличная тусовка. Если мы хотим тишины и спокойствия, мы остаемся у себя. А если хочется тусова, то едем на великах или идем пешком к друзьям.


Сейчас я уже заскучала по дому в Лоховщине, по друзьям, которые там. Мы 10 дней были на курсах медитации и было много времени думать. Поэтому я начала думать о том, как будем вскапывать огород, что там посадим, как сделаем ремонт в доме и т.д.

 

- Ваши отношения «в быту» отличаются от ваших отношений в путешествиях? Как меняются ценности?
- Нам повезло найти друг друга. Очень редко такое случается, что можешь проводить с человеком 24 часа в сутки и не надоесть друг другу. Когда мы «в быту», мы меньше проводим времени вместе – то работа, то еще что-то. А в путешествии мы вообще почти не разлучаемся. И опыт, который мы получаем вместе, в чем-то нам даже помогает потом «в быту». 


Когда мы дома, очень легко разойтись по разным комнатам, если не удается прийти к консенсусу, и провести некоторое время каждый за своими делами. В путешествии так не получится. Мы либо все делаем вместе, либо вообще не делаем. Теоретически, конечно, можно разделиться, но ездить стопом я одна не буду, да и Верасень меня не пустит. Бывает, мы ругаемся. Тогда просто пережидаем, миримся, чтобы потом дальше спокойно продолжать путь. Нужно уметь это переживать, прощать и двигаться дальше.


- Многие мечтают увидеть мир своими глазами, но лишь единицы на это решаются. Что для вас было мотивом или причиной решиться на такой шаг?
- Нет такого понятия, как «причина решиться». То есть, может быть сотня причин решиться – желание что-то поменять, желание получить опыт, желание увидеть мир и т.д. Но можно так и не решиться. Поэтому важен именно первый шаг. Не знаю, это, наверное, как прыгнуть с тарзанкой. Здесь нет какой-то логики, почему ты решаешься ступить в пустоту. Но в какой-то момент ты это делаешь. Большое путешествие с очень малым количеством денег - это тоже в какой-то степень шаг пустоту. Ты абсолютно не имеешь понятия, что там будет. Каждый день не похож на предыдущий. Ты даже не знаешь, где проведешь следующую ночь.


Возможно, нам было легче начать путешествие, потому что мы были не одни. С нами были друзья, которые делали одновременно с нами этот шаг. И это подбадривает и придает силы.

 

Путешествие


- Где вы находитесь в данный момент? Куда направляетесь? Чем это путешествие отличается от того, где вы были с табуреткой?
- Сейчас мы в Индии. Потом в Тайланд. Возможно, заедем в Бангладеш. План меняется очень часто. В этом одно из отличий его от предыдущего. Там мы были привязаны к остальным членам команды, к датам, к встречам с ними. Сейчас мы отданы себе. Если хочется где-то остаться подольше, мы остаемся. Если нам где-то не нравится, мы сразу же уезжаем.


В прошлом путешествии мы жалеем о некоторых вещах. Есть места, куда нам очень хотелось попасть, но мы так и не попали, потому что нам нужно было ехать к друзьям, чтобы делать вместе фестиваль. Бывало, висим в каком-нибудь очень клевом месте с очень клевыми людьми, а нам нужно ехать. «Зачем?» - спрашивают нас. А мы пожимаем плечами. Очень сложно объяснить, зачем мы делаем не то, что хотим. Но такая расплата за предварительное планирование и наличие большой команды.


Говорят, что скорость группы – это скорость самого медленного человека в ней. Поэтому задерживаться было нельзя, чтобы не подводить всю группу. А чем больше в группе человек, тем сложнее держаться одной скорости и держаться вместе. Мы путешествовали вместе с разными людьми и поняли, что наши с Вераснем скорости совпадают на 100%. Есть еще буквально пару человек, с которыми путешествие не напрягает. А составляющих этого ненапряжения может быть очень много – это значит одновременно хотеть есть, одновременно хотеть отдохнуть, хотеть ехать в одну сторону, иметь одинаковые представления о допустимом комфорте.


- Как решаете вопрос с деньгами? Вам кто-то помогает, или вы в дороге подрабатываете?
- В прошлом путешествии мы прилетели в Нью-Йорк почти «на нуле». Поэтому пришлось остаться там на пару месяцев и подработать. Еще пару раз доводилось выступать с песнями в барах и ресторанах за деньги – остальное время мы поем в свое удовольствие, в знак благодарности за ночлег, еду и т.д. Для этого путешествия мы накопили немного денег за год работы на родине. Иногда пописываю разные статьи, за что тоже получаю небольшую копеечку.


Вообще, чем дольше путешествие, тем меньше рюкзак и тем меньше денег нужно. Нельзя год ездить по миру и каждый день покупать билеты на автобус и останавливаться в хостелах. Кто-то, конечно, и это может себе позволить. Но мы пока не достигли такого уровня доходов. Поэтому передвигаться приходится автостопом – и мне это даже больше нравится. Потому что из окна автобуса все кажется примерно одинаковым, да и поговорить особо не с кем. В автостопе встречаются абсолютно разные люди, с которыми интересно общаться, с которыми легко учатся иностраные языки, узнается культура, традиции народа. Часто люди, которые нам останавливаются, приглашают нас к себе переночевать.
Ночевки не в отелях, а у местных, тоже не только экономят бюджет, но и позволяют глубже узнать страну и ее людей. Конечно, каждый вечер это небольшой стресс – нужно искать ночлег, стучаться к незнакомым людям, что-то объяснять. Но этот стресс легко компенсируется удивительными историями, удивительной доброты людьми, новыми знаниями, впечатлениями, совместными песнями.

 

Принимают ванну


- У вас есть в планах «остепениться» - осесть на одном месте? Если планируете «осесть», то где: в Беларуси или в какой-то другой стране?
- Чем больше путешествуем, тем больше хочется осесть и воспитывать детей именно в Беларуси. Поэтому мы и купили домик в Лоховщине. Славо богу, пока у нас условия позволяют сделать это. Много где в мире люди обречены всю жизнь жить на съемных хатах, потому что просто не могут позволить купить себе недвижимость. Мы планируем вернуться в Беларусь в мае, чтобы успеть посадить огород. И хотим прожить на одном месте, по крайней мере, год, чтобы всласть насладиться белорусскими сезонами. Чтобы понаблюдать, как пробуждается природа весной, как растут посаженные помидоры все лето, как осенью пробиваются грибы, как снег заносит наши холмы зимой. Но это не значит, что мы покончим с путешествиями. Есть еще много мест, где бы нам хотелось побывать. И по примеру наших друзей мы знаем, что с детьми, даже самыми маленькими, это тоже возможно.


- Какая самая большая трудность случилась с вами в путешествии, когда было реально страшно?
- Некоторые горные серпантины – это очень страшно. Особенно если едешь в закрытом кузове и не видишь, почему грузовик накренился, на безопасном ли мы расстоянии от пропасти, и не выскочит ли вдруг встречная машина. Буквально один раз у нас был плохой опыт автостопа, когда мы ехали с озабоченным водителем. Но путешествие учит распознавать людей, быть осторожнее и не лезть на рожон.


Но в то же время не слепо следовать тому, о чем нас предупреждают люди в путешествии. Если бы мы слушали каждого, то дальше Техаса мы бы не забрались. Потому что нам всегда говорят: «Не едьте туда, там опасно». Причем, зачастую это говорят люди, которые сами ни разу в жизни не были в тех местах, о которых говорят. Это говорят не они, а телевизор в них, или статьи из интернета.


Мне мама часто пишет: «Доча, будь осторожнее, я прочитала, что в Индии насилуют девушек», или «В Армении сейчас неспокойно», или «В Эквадоре извергается вулкан». Когда ты смотришь или читаешь новости, весь мир кажется сплошной ловушкой. По своему журналистскому опыту знаю, что в новостях пишут о том, что больше всего взволнует и тронет людей – это катастрофы, катаклизмы, теракты, смерти... Но мир далеко не такой. В нем гораздо больше хорошего и светлого. Но кому будет интересно читать о том, как все прекрасно и безоблачно?


Превозмогая страх, мы поехали в «самый опасный город в мире» Сюидад Хуарес. Отчаянно мы рванули в Чечню. Стиснув волю в кулак, мы перешагнули границу мусульманского Ирана, полного «терористов». Но в то же время мы не поехали в Пакистан, когда шииты и суниты начали мочить друг друга, а нашего товарища украинца, который проезжал страну на мотоцикле, обстреляли. Мы не сели в машину к пьяному водителю. Просто думаешь своей головой, оцениваешь информацию, которую получаешь, и возможные последствия, и остаешься цел.


Конечно, это не спасает от чего-то непредвиденного. Но ведь и дома мы не застрахованы от того, чтобы оказаться в метро во время взрыва или под козырьком подъезда, когда тот обвалиться под тяжестью снега.

 

Женя и чайки


- Как каждый из вас видит вашу пару через 10 лет? Где вы будете жить? Чем заниматься?
- Очень сложно сказать. Но пока мы хотим жить в Беларуси и заниматься творчеством, рукоделием, ремеслом. Возможно, мы поживем где-то годик или пару лет в другой стране. Но мне кажется, что домом у нас все-таки останется Беларусь. Вообще, моя жинь сейчас совсем не похожа на то, о чем я думала в 18 лет. И я сейчас совершенно другой человек. Поэтому что-то говорить о далеком будущем очень сложно.


- У вас в отношениях есть какие-нибудь правила? Может быть, какое-то разделение обязанностей?
- Самые главные правила – посуду моет тот, кто не готовил, и постель застилает тот, кто последним встал. Остальное – по наитию. Верасень у нас диктатор по музыкальному сопровождению. Но меня удовлетворяет. Музыкальный вкус у нас одинаковый, но он лучше умеет найти что-то новое и интересное. Готовлю в основном я. Потому что гастрономический вкус у нас одинаковый, а готовлю я лучше. Верасень занимается всеми техническими вопросами, компьютерами, ремонтами, а я собиранием трав и ягод и огородом. В общем то, все достаточно обычно. Но все это не строго, я тоже могу покосить траву возле дома, а Верасень может поубираться в полочках.


- В фильме «Москва слезам не верит» герой Алексея Баталова говорит: «Я всегда буду решать сам на том простом основании, что я мужчина». Женя, что, по-твоему, должна делать женщина на том простом основании, что она женщина?
- Думаю, единственное, что женщина должна делать на основании того, что она женщина, - это рожать детей. Остальное могут делать оба.


- Что самое сложное для отношений в путешествии?
Самое важное, наверное даже, а не сложное, это в любой ситуации уметь прислушиваться друг к другу, понять, что важно твоему партнеру, и следуя из этого, выносить решение.

 

Женя и Верасень вместе


- Любимое место на земле?
- Пока это Лоховщина. Место, по которому я скучаю в путешествии. Есть еще много мест, которые запали мне в душу, и куда я бы хотела вернуться. Но иногда кажется, что путешествие, это как просмотр кино или чтение книги – жалко тратить время на то, что уже прочитал, посмотрел, увидел. Ведь еще столько нового и неизведанного и сто процентов интересного и удивительного.


Мне очень понравилось непосредственное и дикое горное Перу, вся Боливия чудесная, Эквадор подкупает свой расслабленностью и доброжелательностью, неиспорченная туристами сказочная Гватемала. В этом путешествии я просто влюбилась в Иран и его людей. Это действительно волшебная страна с сильной энергией и целеустремленными людьми, которых я тоже безгранично люблю и уважаю.


- Где, в какой стране, с точки зрения адаптации (климат, люди, обстановка) вам было легче всего, а где сложнее?
- Очень легко было в Эквадоре, в Иране, в Мексике. В этих странах люди очень разные, в них есть общие черты с беларусами. В Иране, в силу того, что люди попали в схожую политическую ситуацию с Беларусью, и характер у них сложился похожий, потому что выживать приходится в похожих условиях, существовать в похожих диких правилах. В Мексике, уже, кажется, и пришел капитализм, но еще все же какой-то хаос. В Эквадоре люди довольно бедные, но с достоинством. 


Сложновато с нахождением общего языка с людьми из США и Индии. Обстановочка в США слишком пропиталась боязнью законов и бюрократией, а в Индии, например, отсутствием туалетов.


Хотя адаптироваться можно в любой стране. Просто нужные люди притягиваются сами собой. А внешний климат уже не так важен.

 

Женя


- В чем ваш секрет счастья?
- В Иране мы выучили отличное слово «арумбаш», что на персидстком значит – расслабься, попустись. «Don't worry, be happy». С чистым умом и спокойными нервами легче жить, легче решать, легче переносить трудности. Короче, арумбаш!

 Поделитесь с друзьями: