Говорим о самом главном

vkontakte  twitter  facebook 

myfam 

 

Сейчас читают:

25 Апреля 2014

Большая Маленькая Семья Марии Бершадской

Автор  Анна Копач
Первая книга Марии Бершадской про Большую Маленькую Девочку вошла в пятерку лучших детских книг 2013 года по версии интернет-журнала «Папмамбук».  Писательница продолжает работать над серией книг «Большая маленькая девочка», которая будет состоять из 12 историй, воспитывает троих детей, помогает детям в Онкоцентре в Боровлянах и с удовольствием встречается с читателями своих книг. 
 
В приятной дружеской атмосфере Мария Бершадская рассказала Myfamily.by в чем секрет счастливой семьи, почему так важно помогать другим и как рождаются литературные персонажи. 
 
Счастливая семья
Все фото из личного архива героини
 
- Мария, предлагаю начать с самого детства. Кем вы хотели стать, когда были маленькой девочкой?
- Помню, какое-то время я хотела быть дирижером. Наверное, это было в первом классе. Мне просто нравилось, как они машут руками. Это было очень здорово. Потом, в старших классах, у меня появилось желание стать адвокатом. Но в начале 10-класса, благодаря молодежному журналу «Парус», я оказалась в малой редколлегии и стала писать статьи. К этому времени я уже понимала, что, не очень-то умею делать что-то руками. Зато у меня неплохо получалось управляться со словами. Поэтому дальше все строилось вокруг словесной профессии. Я не стала поступать на журфак, хотя много писала статей, а поступила на сценарный факультет во ВГИК. По образованию я сценарист. 
 
- Вы теперь дирижируете словами. Можно сказать, что мечта воплотилась в жизнь... 
- Ну, да. И руками я много размахиваю (смеется). 
 
Автор
 
- А в какой атмосфере растут будущие детские писатели? 
- Мои родители из поколения еще тех физиков, которые были лириками. Хотя у обоих технические специальности, у нас дома была очень хорошая библиотека, серьезная литература. Можно сказать, у нас был книжный дом. 
 
- В такой же атмосфере вы воспитываете своих детей?
- Что имеем, в том и воспитываем. Дети приходят в тот мир, в котором живут родители. В нем они и растут. Мой муж из очень творческой семьи: родители - художники, дед - писатель, прадед - скульптор. Понятное дело, что у нас дома очень много картин и книг. Муж по образованию кинооператор. Сейчас он занимается компьютерной графикой. И еще он играет на гитаре. Когда-то он окончил музыкальную школу, а теперь играет для себя -  хотя бы час в день. Мне очень нравится, что в нашем доме есть живая музыка. Сама я играть не умею. 
 
Мы не хотим, чтобы у наших детей  был узкий коридор, как это часто бывает в творческих семьях, где много поколений занимаются одним и тем же. Мы говорим, что они могут выбирать любые профессии. Ведь на самом деле можно быть кем угодно. 
 
С младшенькой
 
- Может, дети уже сами проявляли интерес к чему-то конкретному?
- Старший сын определился, если так можно сказать. Он сейчас учится в лицее БГУ на отделении истории. На самом деле, он историю любит с детства. Как бы смешно ни звучало, он увлекается ею с трех лет. В три года научился читать и сразу стал штудировать толстые книги по истории. Я помню, как он в пять лет ворвался ко мне в комнату со счастливым лицом и закричал: «Мама, хочешь, я расскажу тебе о причинах гражданской войны в Америке?». Сын у меня был абсолютно книжный мальчик, но сейчас он невероятным образом изменился. Я крайне редко вижу его дома: он то автостопом поехал в Питер, то на электричках во Львов… Он собирается поступать на психологический факультет. Я не влияла ни на что. Мне кажется, что дети сами должны сделать выбор. 
 
Детки-конфетки
 
Средняя дочка очень рисующая, но в какой-то момент она поняла, что не хочет быть художником. К огорчению бабушки-художницы, которая вздыхала и говорила: «Она ж такая способная!». А Варвара сказала, что хочет быть акушером-гинекологом, и ушла из художественной школы. Сейчас учит химию и иврит. Мои родители живут в Израиле, и дочь хочет поехать туда учиться. При этом дома она стала рисовать больше, чем раньше. 
 
Младшая дочь, конечно, пока не решила. Вот есть такие девочки-принцессы. Но наша – не такая. Она любит футбол, машинки, лего, различные механизмы, рисование и чтение. 
Очень забавно, что все мои дети разные. Это так интересно.
 
- И отношения с каждым выстраиваются разные?
- Мой старший ребенок был УЖАСНЫМ младенцем. Именно большими буквами. Он жил только на руках, спал только на мне, никуда меня не отпускал, его надо было качать непрерывно, т.е. просто был таким ручным существом. Но он очень рано стал самостоятельным – отвиселся на мне, наверное. С трех лет я не помню у него никаких кризисов, подростковых капризов. С ним всегда было очень интересно, здорово. Он всегда был очень правильный, но не выносил давления на себя. Ему совершенно ничего нельзя было приказать, всегда надо было объяснять. 
 
Средняя дочь
 
Средняя дочка была невероятна удобным младенцем. Она лежала в кроватке, сама засыпала – это была мечта родителей. Но когда ей исполнилось 12 лет, она стала достаточно сложной. По темпераменту она холерик — шумит от радости, от горя. И мы некоторое время притирались друг к другу. Еще она меня ужасно ревновала к работе. В то время я работала на телевидении. Помню, как однажды она крикнула мне: «Я хочу, чтобы у меня была нормальная мама! Как у всех!». На что я ей язвительно ответила: «Послушай, у тебя нет бабушки нормальной, как у всех, папы нормального, как у всех, дедушки, как у всех, и я подозреваю, что ты сама не такая, как все!» (смеется). Но сейчас мы дружим. Не знаю, что будет в ее 16 лет, но сейчас вижу, что ей нравится такая ненормальная мама. 
 
Мария
 
Младшая была средним по удобству младенцем, т.е. не такой ужасной, как старший, и не такой прекрасной, как средняя. Но ей сейчас всего 8 лет. Посмотрим, что будет в ее 14. Она такой человек... достаточно интровертный, близко к себе не подпускает, вся в себе, в своих мыслях. Очень любит читать. Как-то она мне сказала, что любит «книги про сложные чувства». У нее все в глубине. 
 
Со старшим можно поговорить о стихах, он очень любит поэзию, с ним можно поспорить о политике, о смысле жизни, так сказать. Со средней дочкой можно прекрасно ходить по магазинам, смотреть вместе кино, говорить "о девичьем". С младшей я люблю читать вслух. И пока она еще такой «щеночек» — ее можно тискать. 
 
С каждым очень интересно. Никаких правил, и это очень здорово. Мне кажется, если бы у меня был один ребенок, мне было бы очень скучно. 
 
Книга
 
- Мария, кто из детей послужил прообразом Жени из книги про Большую Маленькую Девочку?
- Это сложносочиненный персонаж: во многом - это я сама, потому что девочка Женя достаточно поэтическая натура. В чем то - моя средняя дочка, благодаря которой я и придумала книжку. Но Варвара - холерик, а Женя по характеру больше похожа на младшую дочь. 
 
Книга написана от первого лица. И для меня очень важно, чтобы образы, слова, которыми говорит моя героиня, с одной стороны, были по-настоящему детскими, а с другой - не лежали на поверхности. Знаете, бывают "устойчивые словосочетания"? Я всегда ищу третье или четвертое слово... Чтобы это было чуть-чуть с высоты ее роста, как она это видит, как она бы могла это сказать.
 
Девочки
 
- Как и когда родилась идея написать книгу про Большую Маленькую Девочку? У вас был другой литературный опыт?
- У меня вышла  книга стихов в то время, когда я работала над первым сезоном «Улицы Сезам». Это было давно, и после этого я ушла в документальные телепроекты. Мне всегда очень хотелось писать для детей. Но раньше я внутренне чувствовала, что у меня нет своих тем, я не очень понимала, о чем именно я могу рассказать, потому что просто что-то писать - этого недостаточно. Потом прошло время, и все суммировалось: общение с собственными детьми, количество прочитанных книг, какой-то внутренний опыт. И я  нашла, о чем я хочу говорить и как. 
 
Книги
 
- Вы никогда не хотели написать книгу для взрослых?
- Знаете, когда мне было 17 лет, я писала прозу. Поступая во ВГИК, я была уверена, что буду писать ооооочень глубокомысленные тексты. Когда я закончила ВГИК и попала на «Улицу Сезам», то познакомилась с замечательными детскими писателями Мариной Бородицкой, Ксенией Драгунской. Я многому у них научилась. Именно тогда я вдруг поняла, что мне это самой очень интересно что-то придумывать для детей.  Наверное, взрослым я вряд ли могу сказать что-то новое - хороших взрослых книг очень много. А вот рассказать что-то для детей...  я попробую, надеюсь, что у меня получится. У меня есть еще несколько задумок для детских книг, которые я начну после серии книг «Большая маленькая девочка». 
 
В юности
 
- Кто самый главный читатель и критик ваших книг?
- Я сама очень занудный редактор. Еще во времена телевидения была шеф-редактором большого проекта и научилась кропотливо редактировать тексты. Прежде, чем отправить книгу издателю, я вычитываю ее по многу раз - чтобы мне самой все понравилось. Хотя потом, конечно, находится еще над чем поработать и вместе с редактором из издательства. Когда книжка дописана, я читаю её детям. У меня есть контрольная группа: мои дети и дети друзей. Мне важно читать свои книги вслух. Потому что написанная фраза может выглядеть замечательно, но потом начинаешь ее читать - и она не звучит. А для меня важен ритм, легкость. Когда я читаю детям вслух - все-таки очень волнуюсь. Поэтому, часто слышу какие-то вещи, которые не уловишь, читая себе. 
 
- А бывает так, что дети вам говорят «Нет, что вы, такого просто быть не может!»?
- Пока такого еще не было. Но был один случай с четвертой книгой о Жене, в которой она идет в школу. Там есть печальный момент, когда Женя описалась на уроке. Это было ужасно трагично, и несколько детей мне шепотом сказали: «Со мной такое тоже было. Неужели в книжке про такое можно писать?». 
 
В окружении детей
 
- Можете вспомнить, какие книги вы читали своим детям?
- Мало читала им книг моего детства. Не читала им «Незнайку», мне он казался дико скучным, «Чиполлино». Зато мы читали «Хижину Дяди Тома». Мне кажется, это прививка против расизма. Я искренне уверена, что дети, которые рыдали над этой книгой, никогда не обидят человека с другим цветом кожи. 
 
Любимая книга у всех моих детей - «Оскар и Розовая дама» Эрика-Эммануэль Шмитта. Это очень хорошая книга, которая написана не для детей. Еще я много читаю детям стихов, не детских, Бродского, Пастернака, Мандельштама, Бернса…
 
Начала читать рано, потом они и сами начали читать рано, кроме средней, которая, кстати, стала читать сама довольно поздно. 
 
Хочу рассказать уникальный случай! Книга «Спасибо Уинн-Дикси» Кейт ДиКамилло вообще расколдовала мою Варвару. Она очень любила слушать, но сама читала с трудом. Ей было 8,5 лет, и мне даже школьная учительница советовала давать ей читать простые сказки. Но дочь не хотела эти сказки, ей было скучно, а «Спасибо Уинн-Дикси» Кейт ДиКамилло так ее захватило, что она не могла ждать моего прихода и начинала читать сама. И оказалось, что она уже может очень быстро читать. После этого она стала читать, как сумасшедшая. 
 
А если честно, то я выбираю книги по издательствам: «Самокат», «КомпасГид», «Розовый жираф» - я знаю, что если книгу выпустило одно из этих издательств, то это будет очень хорошая книга: глубокая, серьезная, с хорошим переводом.  
 
Читает
 
- Как вы все совмещаете: воспитание троих детей, работа, дом…?
- Иногда мне кажется, что не очень удачно совмещаю. А иногда думаю: «Вроде получается… (улыбается)» Мне кажется, что это вопрос приоритетов. Ведь заранее известно, что необходимо сделать. Просто по мере значимости выполняешь все дела, что-то отбрасываешь, что-то пытаешься утрамбовать.  И потом, мне повезло - у меня есть помощница, которая помогает младшей дочке с уроками, готовит ужин. У нас так повелось еще с телевизионных времен, ведь там не дают больничных и тому подобного, и помощник в таких делах незаменим.
 
- В какое время вам удобней работать над книгой?
- Я пишу в то время, когда получается. Те времена, когда я могла решать, какой я человек: утренний, дневной или ночной - давно прошли. Но я точно не ночной человек и никогда им не была. Потому что работа ночью - обманка. Можно что-то написать ночью, и это кажется очень-очень круто, но обычно на утро оказывается, получилось не очень. Ночью можно редактировать текст, а вот придумывать что-то новое у меня лучше получается "на свежую голову".  
 
- Вы с мужем уже очень давно вместе. Как вы смогли пронести любовь через годы и не растерять ее?
- Мне кажется, очень важно, когда люди дружат, у них есть общие темы и одна среда, в которой они росли. В таком случае, не приходится очень долго и мучительно что-то объяснять или даже заниматься перевоспитанием друг друга. 
 
Нежность
 
А еще для меня очень важна свобода и доверие... Это когда человек дает тебе пространство для работы, для роста, он не стремится держать тебя в кулаке и знать о каждом твоем шаге. 
 
Немаловажно и наличие чувства юмора, которое помогает смотреть на какие-то вещи с другой стороны и со смехом. 
 
- Можно назвать вас счастливым человеком?
- Да! Конечно! 100 %. Абсолютно!
 
- А что такое счастье для вас? 
- Счастье - это каждый день. Нет, правда. Мне кажется, это очень важно, когда ты не думаешь, что вчера было или завтра будет. Счастье - это то, что с тобой происходит именно сегодня, сейчас. И, честно говоря, сейчас я не могу вспомнить никаких моментов, когда я была несчастна. Это не значит, что мне всегда было хорошо. Даже когда тебе очень плохо по каким-то объективным причинам, через тебя все равно проходит жизнь. Она может даже причинять боль, но ТЫ ЕСТЬ. И счастье от этого проявляется еще острее. Просто потому, что ты чувствуешь эту жизнь во всех ее проявлениях. 
 
Кроме этого, вокруг меня очень много чудесных людей, которых я люблю. У меня  замечательный муж, с которым мы с 18 лет вместе. Мы познакомились в 10-м классе. И я очень рада, что мы вместе. Рядом есть наши дети и друзья. 
 
И, знаете, когда сталкиваешься с настоящим горем, то уже не воспринимаешь свои беды как что-то страшное. После школы я некоторое время помогала в Детском хирургическом центре, в реанимации. Тогда еще не было у нас такого слова - волонтерство. Я просто хотела что-то делать. Самое удивительное, что меня туда пустили. Такая работа - это линейка, когда ты понимаешь, что такое человеческая  боль, настоящее страдание. После этого никогда не повернется язык сказать, что тебе самому чего-то не хватает, у тебя что-то не так, потому что ты видишь, что даже люди, которым объективно в сто раз хуже, чем тебе, могут быть счастливы. 
 
В онкоцентре
 
- Вы до сих пор помогаете детям?
- Я сейчас  стараюсь участвовать  в благотворительных встречах, которые устраивает Тамара Лисицкая. Я очень благодарна ей за эти встречи. В онкоцентр в Боровлянах я приезжаю вместе со всеми: среди прочих там есть парикмахеры, которые стригут мам, визажисты, клоуны, специалисты по аквагримму… так как я ничего делать руками не умею, то играю и общаюсь с детьми. Я хожу к тем детям, которые не могут выйти на праздник. Я беру с собой пальчиковые куклы, и мы с детьми  придумываем истории, сказки. И сказки всегда разные. В отделении трансплантологии общение с детьми происходит через стекло. Я им читаю смешные стихи, в основном не мои. У меня есть любимая книжка «Классики. Лучшие стихи современных детских поэтов». 
 
С маленькими детьми в онкоцентре я играю, а подростками много разговариваю. Им на самые разные темы хочется поболтать. 
 
Я очень хорошо запомнила одну девочку - Мираль. Мы несколько раз встречались с ней, и ей всегда нравилась слушать  книжку Сергея Седова «Сказки про мам».  И незадолго до Нового года мне позвонил психолог из Онкоцентра и сказал, что Мираль попросила «Сказки про мам» у Деда Мороза. Она о ней мечтает. А книжка издавалась давно. Я стала думать, что делать, и позвонила Татьяне из интернет магазина "Сундучок детских книг". Она как раз делала заказ в издательство «Самокат», они в этот же день нашли книгу на складе и быстро переслали в Минск, Татьяна очень быстро передала книгу психологу из онкоцентра, и книжку отвезли Мираль. Девочка очень обрадовалась. А через неделю ее не стало. Она... замечательная была. Писала стихи. 
 
Мария Бершадская
 
- Что вы поняли из общения с вашими детьми? Какие уроки вам преподносит ваш родительский опыт? 
- Ничего оригинального... Я поняла, что с детьми надо разговаривать и дружить. Пока они маленькие, мы можем их воспитывать, а потом они вырастают. Поэтому так важно с самого начала заложить эту дружбу. Общаться с детьми. И любимые книги тут тоже могут помочь. Читать вслух можно очень много и долго. Мне кажется - это важно. Вместе проживать книгу, волноваться, обсуждать... И это тоже становится пространством  для встречи с ребенком. 
 
 
 Поделитесь с друзьями: