Говорим о самом главном

vkontakte  twitter  facebook 

odda-shop.by 

 

Сейчас читают:

14 Февраля 2013

Как становятся сказочницами. Интервью с Анной Кашиной

Автор  My Family

Анна Кашина учит родителей создавать полезные сказки для своих детей. Она разработала собственную методику сочинения сказок, которой активно делится с родителями во время тренингов в Риге, Москве и Петербурге. Сегодня Анна Кашина, детский клинический психолог, сказкотерапевт и талантливая сказочница из Латвии, в гостях у нашего семейного портала.

 

Нашему проекту она рассказала о том, как она стала сказкотерапевтом, что она делает, когда совсем не хочется работать, ощущает ли на себе груз ответственности и какие сказки лучше всего читать детям.

 

Сказочница Анна Кашина

фото из архива героини

 

Первую часть интервью, в которой Анна Кашина рассказывает о методе сказкотерапии, о том, как правильно говорить с ребенком о его проблемах, чем «терапевтическая» сказка отличается от «обычной», и о многом другом вы можете прочитать ЗДЕСЬ. 

 

- Анна, как становятся сказочницами? Расскажите свой творческий путь: как вы стали заниматься сказкотерапией?
- Сказка жила в моем сердце с самого детства. Я очень любила сочинять удивительные истории и писать стихи. Часами проводила за книгами, всегда рисовала к ним свои иллюстрации и мечтала, что когда-нибудь буду держать в руках свою собственную книгу сказок.

 

Именно мечта о большом писательском пути привела меня в журналистику - литературу на бегу. Я жила в очень бедной и неблагополучной семье, у меня рано умерла мама, мой отец жил где-то в России, а отчим пил и обижал меня и моего маленького брата. Надо было как-то кормить малыша, платить за квартиру, оплатить долг за газ и электричество, которое нам отключили за неуплату, поэтому писать сказки в стол, изучая филологию, я не могла, я работала.

 

Осваивать науку обращения со словом я стала в газетах и журналах, попутно заканчивая Латвийский университет. Получалось неплохо, мне очень нравилось. И вот, когда я уже стала взрослой, у меня появились свои детки, я, наконец, получила от мужа одобрение и смогла сесть за творчество.

 

К тому моменту сказкотерапия уже стала частью моей жизни. Младшего сына во время адаптации после переезда из Вентспилса в Ригу связали в саду, и он начал заикаться. Мы ходили к логопеду и сочиняли волшебные сказки, которые лечили душу малыша. Так что терапевтом я стала поневоле. Очень много читала о детских неврозах, начала собственную терапию. Увлеклась предметом и пошла учиться в два института – Восточно-европейский институт психоанализа и Институт песочной терапии имени Линды фон Кайзерлинг. Так мои сказки начали становиться целебными.

 

В этом году я заканчиваю шестой курс в моем фундаментальном образовании. Я практикую как детский психолог, используя метод Песочной игры. Открыла свой маленький Дом сказки, который хочу вырастить в настоящий центр детской психологии, с применением разных методик – песочной терапии, Вальдорфской методики, системы Монтессори, Никитиных и Макаренко, а также метод развивающего диалога для детей по старше и, конечно, сказкотерапии. Хочется создать такую среду, которая позволит детям и их родителям радоваться, находить в себе все самое лучшее и отыскивать таланты.

 

Конечно же, большим подспорьем для меня является материнство: я, как и все, сержусь, впадаю в отчаяние, учусь справляться с бедами и неприятностями и от всей души люблю своих малышей. Как и каждая мама, я понимаю, что иногда простых слов бывает недостаточно, и тогда приходится прибегать к Божьей помощи и просить немножечко чуда для себя и сыновей. Так рождаются идеи для сказок.

 

- Расскажите о своих проектах. Над чем вы сейчас работаете? Какие планы на будущее?
- Планов громадье! Во-первых, я заканчиваю две сказочные повести, также пишу книгу – самоучитель для родителей о детях и сказках. Озвучиваю мои «Пыхтычевые сказки» в рижской студиии Antex - у нас получается почти шесть часов аудиосказки, которая будет издана и на электронном носителе. Еще готовлю сказочное приложение и игру для смартфонов и планшетных компьютеров. Кроме этого, я пишу сказки для детей, проходящих лечение от онкологических заболеваний, и создаю волшебную книгу на основе латышского фольклора.

 

Конечно же, веду клиническую работу, работаю с детками, создаю новые тренинги и пишу программу для своей Рижской школы сказкотерапии. Очень хочу привлечь к работе в этой школе как можно больше замечательных партнером и авторитетных сказкотерапевтов. Хочется не только уметь и делать это самой, но и дать возможность другим профессионалам освоить этот инструмент в полной мере.

 

рисунок сказочницы

рисунок с сайта Анна Кашиной skazki.lv 

 

- Как пишутся терапевтические сказки? Вы садитесь за стол… и…?
- Скорее происходит так: я сталкиваюсь с какой-то трудностью и придумываю для ее решения новую волшебную сказку. Я продумываю каждую мелочь - иногда очень долго листаю труды Юнга, Адлера, Фрейда, Фромма, Ялома, Мак Вильямс, Когута, Рождественского, Карен Хорни. А иногда на меня снисходит Божья благодать, и я просто пишу. Тогда в реальности я не автор, а просто проводник оттуда.

 

Мой духовник говорит, что у меня Божий дар, и я несу просто послание в мир. Отношусь к этому с великим уважением и ответственностью. После того, как я написала книгу для детей, больных целиакией, мы провели исследование и оказалось, что среди детей, прочитавших книгу, почти 100 процентов начали питаться правильно. Они стали уважать себя и свою судьбу, поменяли отношение к медицинским процедурам, несмотря на то, что даже взрослому человеку не приятно глотать «кобру» и позволять врачам копаться внутри себя. А детки после книги смогли. И это чудо! Я очень благодарна за то, что причастна к нему.

 

- Когда вы пишете сказку, о ком вы думаете? О ребенке, к которому вы мысленно обращаетесь? Или о взрослом, который с помощью вашей сказки будет говорить ребенку что-то важное?
- Когда я пишу, перед своими глазами я вижу мультфильм: мелькают картинки, двигаются герои, что-то происходит - образы очень яркие, почти осязаемые. Иногда мне достаточно только задать канву, а все остальное приходит само. Но иногда вдохновение уходит, и я возвращаюсь к основной мысли: «Что я хочу сказать этой историей? Как правильно было бы продолжить повествование?» И тогда моя рациональная часть становится для меня опорой.

 

Иногда идет тяжело. Писать книги – это труд. Иногда для того, чтобы сделать эту работу, надо себя принуждать снова и снова вычитывать текст, вносить правки, думать, складывать слова в предложения, смешить моих маленьких читателей и удивлять их родителей, какими-то намеками наводить на второй, подспудный смысл истории. Хочется создавать добрые истории, уютные миры и хорошее настроение.

 

- Вы пишете сказки, которые открывают детям что-то важное, лечат, помогают справиться с проблемами. Вы учите родителей писать правильные сказки, которые помогут их ребенку. Из-за этого ощущаете на себе груз ответственности?
- Я ощущаю радость от того, что я могу что-то сделать полезное для других. Я стараюсь изо всех своих сил, пытаюсь быть вдумчивой, внимательной, не отвлекаться, не халтурить. Честно-честно. Я очень много учусь и работаю и, надеюсь, что это приносит свои результаты. Я получаю очень много писем с благодарностями и от своих студентов, и от маленьких читателей. Это дает мне силы и осознание того, что я недаром трачу время своей жизни.

 

Если хотя бы одному малышу от написанной мною сказки станет светлее на душе, значит, я недаром жила на свете. И мне хочется, чтобы таких удивительных историй из-под моего пера вышло как можно больше. Дай Бог, так и будет. Главное, чтобы хватило времени и сил, чтобы нашлись деньги, и нужные люди встретились на пути.

 

- Бывают ли моменты, когда вы не знаете, о чем писать? Кто или что «подбрасывает» темы?
- Бывает так, что я просто по-человечески устаю. Тогда еще какое-то время я могу по инерции страдать над пустым листом или выжимать из себя новые, умные строки, но достаточно быстро меня настигает понимание, что все, я пуста. И тогда надо сделать перерыв, переменить деятельность, поиграть с детьми, почитать, покопаться в саду, выгулять собаку по лесу так, чтобы она от усталости домой запросилась, поучиться, порисовать, сделать что-то полезное для всех.

 

К счастью, в такие моменты частенько встречаются совершенно сказочные ситуации. Иногда забредешь в какую-нибудь чащу, а там озеро, укутанное в пелену утреннего тумана, и только утки, испуганные собакой, крыльями черпают воду. «Ух ты!, - думаешь ты, - в таком месте вполне возможно мог бы жить настоящий водяной. Или нет, на краю озера стоял трактир и жила там маленькая девочка…» И все… только успевай записывать.

 

сказочный пейзаж 

рисунок с сайта героини skazki.lv

 

- Что происходит после того, как книга написана и рукопись сдана в издательство? Вопрос не о типографических процессах, а о ваших личных переживаниях.
- Я, конечно, переживаю о том, не дала ли я маху, все ли я сделала как надо, правильные ли слова подобрала, не графоманский ли это порыв. Я пока не нашла для себя литературного редактора, который бы мог толково вычитывать мои тексты, но надеюсь чудо случиться, и я смогу полагаться не только на свое умение, но и на чей-то профессионализм.

 

Книгу всегда создает большая команда: художник, корректоры, работники типографии. И конечный результат всегда зависит от работы всей команды. Иногда случаются промахи, и ты, как автор, всегда несешь за них ответственность: иногда расплачиваешься своим авторитетом, иногда деньгами, иногда просто переживаниями. Но главное – это не зацикливаться на этом. В конце концов, сказки – это еще не вся я. Есть еще Аня-мама, Аня-жена, Аня-друг, Аня-сестра, Аня-маленькая девочка, которая любит радоваться жизни.

 

- Кто самый главный читатель ваших книг?
- Мои дети, конечно. Они первые знакомятся с моими сказками и могут зарубить на корню какие-то идеи или подсказать неожиданный ход для развития событий. Я внимательно смотрю, интересно ли им, смешно ли, не отвлекаются ли они, видна ли им картинка из моих строк. Это очень важно. Когда мой старший, заглядывает в рукопись с требованием: «Ну, мам, когда уже картинки!» - значит, история начала получаться, и ему интересно сравнить образ в своей голове, с тем образом, который увидел художник. И это настоящая радость для меня.

 

- Что вы посоветуете человеку, который хочет стать профессиональным сказкотерапевтом? Куда пойти учиться?
- Сначала надо получить базовое психологическое образование, чтобы ознакомиться с фундаментальными принципами великой науки психологии. Без него никуда: нельзя назвать себя психологом, если ты не имеешь соответствующих теоретических знаний.

 

На базе магистратуры есть много дополнительных курсов повышения квалификации - московская, питерская и украинская школа сказкотерапии. Очень надеюсь на то, что та программа, которую я готовлю для специалистов в Рижской школе сказкотерапии, будет толковой и сможет интегрировать все эти подходы вместе.

 

Я за интегративный подход и создание крепких альянсов в научных кругах. Мне кажется, что эффект синергии – это, когда один человек может сделать что-то одно хорошее, а четыре не просто в четыре раза лучше, а в шестнадцать, а иногда и в сорок раз. Если такие количественные параметры вообще применимы к категориям каких-то больших свершений.

 

- Кого вы считаете своим учителем? Кто для вас является маяком в терапии и в целом в детской литературе?
- У меня много учителей. Бог заботиться о том, чтобы мне встречались нужные люди: начиная от моей учительницы по русскому и литературе в колледже, Валентины Николаевны Брутан, которая верила в меня, читала мои стихи, возила меня по олимпиадам и кормила в голодные времена рогаликами, чтобы я в обморок не падала на уроках, и заканчивая моим супервизором и психоаналитиком Анитой Плуме. Это и мои редакторы – Ирина Тимофеева, которая дала мне главный шанс - начать писать в молодежной газете, Юрий Алексеев – взявший меня под крыло в «Коммерсанте», и заказчики, и друзья.

 

Очень многому я учусь у великих философов. Я преклоняюсь перед Далай Ламой, Матерью Терезой, Индирой Ганди.

 

Но главные уроки преподносят мне мои близкие – брат, отец, дети, муж. С ними воспитываются главные качества моей жизни, которые даются мне нелегко: терпение, смирение, прощение. Каждый человек приходит в нашу жизнь недаром, я думаю.

 

- Какое на ваш взгляд, самое главное качество для детского писателя?
- Наблюдательность, присутствие в моменте. Если твои глаза и уши открыты, сказка сама приходит к тебе, надо только успеть ее записать.

 

Есть такая интересная книжка «Путь художника» Джулии Кемерон. Для развития этих качеств автор рекомендует каждое утро начинать с «утренних страниц»: каждый день на протяжении трех месяцев не менее трех страниц записывать все, что приходит к вам в голову, а потом складывать это в коробку, не перечитывая. Это освобождает голову от наносов мысленной жвачки, которую человек бестолково может пережевывать с утра и до вечера, зря растрачивая время своей жизни. Ты как бы начинаешь жить здесь и сейчас.

 

- Какая книга у вас была в детстве любимой? Какие книги вы читаете сейчас?
- В детстве читала сказки про Пеппи Длинный чулок, Незнайку, Винни Пуха. Потом доросла до Кира Булычова, Владислава Крапивина, Толкиена, Гаррисона, Кинга, Желязны, Лукьяненко. Теперь, в основном, читаю литературу по учебе: Фрейда, Юнга, Маквильямс, Когута, коллег-сказкотерапевтов, подсказки для тренеров, чтобы делать более интересные и насыщенные мероприятия.

 

Когда есть время, запоем читаю художественную литературу, которую очень люблю и радуюсь, когда у меня хватает времени на то, чтобы просто наслаждаться текстом. Последняя моя радость – «Несвятые Святые» Архимндрита Тихона. Хорошая, проникновенная книжка, написанная прекрасным языком и дающая пищу для размышлений.

 

вся семья


- Какую фразу вы считаете своим жизненным девизом?
- Только вперед! Именно такая надпись есть на майках для членов нашей семьи. Спереди написано, кто мы (мама, папа, Миша, Федя), а сзади этот девиз. Иногда не надо задаваться вопросами: за что, почему, для чего? Надо просто идти вперед, продолжать снова и снова, упорно двигаться в практике, писать и делать то, что надо делать прямо сейчас.

Около нашего дома есть еще одно напоминание: «Дом – это место, где любят». Потому что «любить» - это глагол, это значит делать что-то для тех, кто тебе дорог.

Когда я отчаиваюсь, что что-то идет не по плану, я говорю себе: «Богу виднее, как лучше». Хотя часто ко мне приходят и другие хорошие девизы, которые актуальны на тот или иной момент.

 

 

Первую часть интервью, в которой Анна Кашина рассказывает о методе сказкотерапии, о том, как правильно говорить с ребенком о его проблемах, о том, чем «терапевтическая» сказка отличается от «обычной», почему это важно как для детей, так и для родителей, и о том, как просто быть счастливым мы можете прочитать ЗДЕСЬ.

 

 

 Поделитесь с друзьями: