Говорим о самом главном

vkontakte  twitter  facebook 

odda-shop.by 

 

Сейчас читают:

03 Декабря 2012

Борис Гребенщиков: У меня контракт с Богом

Автор  Вера Сирота

Семья в жизни любого человека занимает одно место – она его заземляет, чтобы он не улетел. Поэтому из-за семьи я и стою двумя ногами на земле. И нет таких слов благодарности и любви, которые я им мог бы по этому поводу сказать. Это мое счастье. Эти слова принадлежат Борису Гребенщикову. 

 

фото: lossless-galaxy.ru 

 

В апреле 2012 года перед очередным концертом группы «Аквариум» в Минске ее лидер, Борис Гребенщиков, дал пресс-конференцию белорусским журналистам. Гребенщиков рассказал о своем восприятии минчан, отношении к жизни и предрекаемом конце света.



Про минских зрителей
Минские зрители нас воспринимают фантастически. Ничего большего желать невозможно. И это не комплимент. Я говорю истинную правду. Вы нас почему-то незаслуженно любите. Мы такой любви не стоим.



О Беларуси
Белорусскую действительность я воспринимаю так же, как и любую другую – просто восхищаюсь. Вы живете в раю. Вам повезло. Здесь такая тишина. Я знаю только один город на земле, где вечером улицы пусты, никого нет, полная тишина и только ангелы ходят. Это Минск.



Про отношение к жизни
Я стал больше любить жизнь, и сам изменился к лучшему. Я стал больше понимать, что в каждую секунду это роскошное шоу может прекратиться, и поэтому нужно работать по максимуму.



Про конец света
У меня с концом света есть одна небольшая проблема... Второй фильм «Хоббит» должен выйти в следующем году. Следующие три серии сериала «Шерлок Холмс» телеканала BBC тоже должны выйти в следующем году. Потом третий фильм «Шерлок Холмс» Гая Ричи уже запущен. Сейчас пишется сценарий. Ждем пятых «Пиратов карибского моря»… Какой конец света?! Ну, о чем вы говорите?!

 

фото: ria.ru



О религии
Бог начинается там, где кончаются наши о нем представления. Исходя из этого, любая религия – это лишь наше представление о ней. Она к Богу не имеет ни малейшего отношения. К какой религии я принадлежу? Принадлежать можно только Богу. Принадлежать кому-то еще – это уже противоречие.



О путешествиях
Я очень люблю верховье Гималаев. Вернее, то место, где Ганга сходит на равнины. Вот там абсолютно райские места. Роскошные. Замечательное место – юго-восток Индии. Именно там можно увидеть разнообразные старые храмы – через каждые 50 километров какой-то удивительный храм 2-3 тысячелетия. Правда, я в Индии не был с прошлого января. Однако вместо Индии побывал недавно в Таиланде. На острове Пхукет я нашел одно место, где нет ни одного русского на расстоянии 500 метров в обе стороны.



О своей гордости
У меня гордиться оснований, в общем-то, нет. Но есть несколько песен, из тех, что мы записали, которые мне нравятся. Лучшее наше творение – это «Великая железнодорожная симфония» из альбома «Снежный лев» и песня «Северный цвет» из альбома «Сестра Хаос».
«Город золотой» – просто одна из прекраснейших песен на русском языке, но, к счастью, написанная не мной, поэтому я могу только гордиться, что мне было позволено ее спеть.



И, наверное, я могу гордиться тем, что 58 лет делал только то, что хотел. И никогда не делал того, чего не хотел. И мне нравится, что все это происходило именно в советской и постсоветской России, т.е. я смог доказать своим примером, что это возможно.



Про запрещенную музыку
В 70-ые годы было отказано просто во всем… Помню, во второй половине 70-ых ходил в горком комсомола, пытаясь «пробить» рок-клуб. И только с 17 раза это получилось. Запретить можно все, что угодно. Но на музыке и на любом другом искусстве это никак не отразится. Я помню первый фильм Саши Сокурова, который был запрещен. Но он умудрился снимать и перепрятывать коробки с фильмами. Культуру запрещать себе дороже. Но занятие ведь это вечное.



О запрете группы «Аквариум» в советские годы
Я не ставил себе такой цели. Но зато потом быстро понял, что Господь Бог просто дал мне ключи от темницы. Знаете, как к Святому Павлу, ко мне пришел ангел и дал ключи от темницы. И я навсегда перестал иметь что-либо общее с Советским союзом. Неграмотность и невежественность всего советского всегда приводило меня в уныние.



О справедливости
Справедливость – это то, что мы заслужили и что мы имеем. Но существует еще и любовь Господня, которая дается нам необъяснимым образом, не логично, и в которой, собственно, мы и живем. Поэтому мы в России имеем то, что мы заслужили. Оно становится все хуже и хуже, но при этом есть еще благодать, которая абсолютно нелогично и необъяснимо поперек всех законов нисходит то туда, то сюда. Этим мы и живем.



О любимых современных писателях
Я люблю двух современных писателей – Бориса Акунина и Виктора Пелевина. И, вы знаете, своей последней книгой Витя меня очень тронул. Я совершенно не ожидал от него вдруг такой романтики. Хотя, с моей точки зрения, там очень много перехлестов. Но при этом роман весь настолько блистателен, искрометен и юмористичен, что доза романтики в конце на меня подействовала как солнце.



О воспитании детей
Я помню безуспешные попытки моих родителей, семьи, школы и всего остального общества привить мне какие-то идеи и навыки. И знаю, как изобретательно и просто я от этого избавлялся. Поэтому, зная, как я себя вел, я предполагаю, что мои дети и внуки ничуть не хуже меня. И поэтому с моей стороны навязывать им что-то и пытаться привить – просто пустая трата времени. Я никогда никого не воспитывал, и воспитывать никогда никого не буду. Не умею. Прививать навыки, тем более, не умею. Чтоб их прививать, детей нужно бить. А вот этого я делать не хочу. Поэтому дети у меня выросли невоспитанные.


 
О родине
Я не понимаю слово «нация». Я – человек.

А так, я русский, ведь помимо крови, генов и всего остального я вырос на русской культуре и на русском языке. На вот этих буквочках. В атмосфере этой земли. Человек растет на этой земле, и он связан с ней общей энергией. Я сформирован этой страной, этой культурой, этой землей. Родиной.

 

 

О «русской тоске» и водке
Состояния древней русской тоски я могу добиться очень легко – выпив два стакана водки. Русская тоска сразу приходит.


Водка, постоянно выпиваемая в течение многих лет, приводит к появлению своей картины мира, которая, как правило, отличается бесцеремонной чудовищной грубостью, невежественностью и полным отсутствием завтрашнего дня, надрывной тоской и желанием дать в морду всем в радиусе достижимости. Если перестать пить, то через полгода это проходит, и человек начинает спрашивать: «А что, неужели можно жить без этого?». Да. Без этого можно жить.

 

 

Об источнике вдохновения
Источник вдохновения – это желание породить, например, нового человека, или спеть песню, которая кого-то удивит. Я знаю по себе, что когда я нахожусь в обществе, которое очень ждет от меня, что появится новая песня, я просто обязан ее написать. Или когда какой-нибудь мой наглый приятель придет и споет какую-нибудь хорошую песню, я думаю, что надо бы и мне написать что-то свое.

 

 

Мы все подключены к высшим сферам. Все время. Мы можем родиться глухими и слепыми, но быть полностью подключенными ко всему, потому что это наша природа. Это ткань нашего существования. Просто наша мыслительная деятельность нас эффективно отрезает от этого. Но всегда можно вернуться к тому, к чему ты подключен. Желание что-то делать свое, я думаю, есть в любом человеке. Просто некоторые люди больше этого хотят, некоторые – меньше. А потенциал есть в каждом.



О группе «Аквариум»
У нас контракт с Богом. Поэтому мы делаем то, что можем. Но я считаю, что мы очень мало пишем. Очень медленно. Мы просто в этом году приняли сознательное решение перестать заниматься творчеством. Полностью. И заниматься только концертами. Я надеюсь и все жду, когда мы нарушим это решение.



О мотивации
Делать «назло» – это очень плохая мотивация. Когда меня пытаются сдержать или ограничить, я могу сделать ужасные вещи, в том числе и выступить «назло». Но это очень плохая мотивация. Можно поломать все что угодно. Но удовольствие это не принесет.


Как ломать гитары и барабаны, я знаю очень хорошо. Я был лучше всех в этой стране.


Но дело в том, что есть удивительное ощущение, когда ты играешь музыку, и все музыканты, которые есть на сцене, берут аккорд, от которого душа перестает существовать, потому что сливаешься на время с тем, что дальше любых слов. Это значительно интереснее, чем ломать гитары. Это дает значительно больше удовольствия и действует на людей сильнее.

 

 

Об ответственности
Боб Дилан сказал однажды замечательную фразу, что «важны только песни, а я почтальон, который их передает». К счастью, «Аквариум» не сделал ничего своего. Мы просто передаем по цепочке то, что мы приняли. И поэтому ответственность моя в том, чтобы то, что я принял от человечества, передать в как можно более ясном, прозрачном и доступном виде.



Об искусстве
Существует искусство, обслуживающее население. Например, Голливуд. Очень хороший пример. Они проводят так много исследований по поводу того, чем фильм должен начинаться и чем он должен заканчиваться, и выбирают то, за что публика будет платить больше всего денег. Это обслуживание населения. А есть творчество. Это разные понятия. Отслеживать, что нужно публике, мне не интересно. Я не хочу себя связывать. Я хочу делать то, что я считаю красивым.

 

Обслуживать – это замечательное, достойное, великолепное занятие, но просто я из другой касты. Я, наверное, неприкасаемый.



О старости
Поскольку я с этим сознанием не жил в другом теле, то мне не с чем сравнивать. Я не знаю, что такое молодой или не молодой. Мне просто не с чем сравнивать. Я смотрю на молодых, которые волочат ноги гораздо хуже меня. И смотрю на стариков, которые бегают вчетверо живее меня. Ну, кто я – молодой или не молодой? Я не знаю. Пока мне интересно жить, я такой, какой я есть. Вы знаете, я не заметил той черты, где я перестал быть молодым. Я просто стал больше. Тогда я значительно меньше умел. Меньше мог себя выразить. И меньшего хотел.

 


О творчестве
Мой брат Оскар Уаильд когда-то говорил, что творчество не может терпеть никаких правил, кроме одного – «нарушай все правила». Поэтому ни философия, ни религия с творчеством не должны находиться в одном помещении. Творчество их, как дикий тигр, разгрызет на части. Творчество дикое. Оно не может кого-то уважать или жалеть. Творчество имеет только одну цель – творить. А потом уже религия и философия «пристраиваются» к нему в хвосте и говорят «да-да-да, мы с ним. Пропустите нас».



О корпоративах
Нас часто зовут на какие-то частные корпоративы. И, по идее, я должен был бы сразу отказываться, брезгливо вытирать руки, но я прихожу и вижу людей, которые просто любят «Аквариум», и может быть не меньше, чем студенты, которым мы играли вчера. Просто эти люди каким-то образом заработали много миллионов. Но они «Аквариум» все равно любят. Кто я такой, чтобы говорить: «Вот ты – бедный, и поэтому хороший, а ты – богатый, и поэтому плохой».

 

Текст опубликован: электронная газета "Ежедневник"

 Поделитесь с друзьями: